10:44 

Cанта-Барбара или горестный плач кинозрителя — часть третья

Gun_Grave
Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

 Часть третья: зерцало смутного времени
 Итак, входит рыцарь. Зовут рыцаря Наоэ Канецугу (да, тот самый «заплати налоги и сохрани жену»), он — старший советник клана Уэсуги, от роду ему 44 года и уже больше четверти века (да, вы правильно посчитали) он пытается совместить плохо стыкующиеся вещи — политическую деятельность на высшем уровне и чистую совесть. Получается это у него... с очень переменным успехом, но о нем хотя бы можно говорить в этой терминологии. В отличие от большинства прочих действующих лиц этой истории и этих историй.

 На момент действия — 1603 год — положение у господина старшего советника не просто хуже губернаторского, а как-то геометрически хуже. Губернаторы до такого не доживают. Начнем с того, что клан Уэсуги в гражданской войне 1600 года был одним из крупных фигурантов Западной коалиции. То есть, проиграл эту войну. Но это полбеды. Целая беда в том, что именно клан Уэсуги ее и начал. А если совсем точно, то не клан, а персонально старший советник Наоэ Канецугу. Потому что это он в ответ на запрос члена регентского совета Токугава Иэясу, а что это клан вдруг начал активно вооружаться, строить крепости и дороги, объяснились бы... отправил такой ответ в духе письма запорожцев турецкому султану, что Иэясу ничего не осталось, как встать и объявить войну, потому что проглотить эту чудную эпистолу (а копии получили все) и при этом сохранить лицо он никак не мог.

 Господин старший советник, в отличие от запорожцев, не развлекался, а заманивал противника в ловушку — пойдет Иэясу воевать на север, а прочие члены западной коалиции его с юга прихватят. Вышло, как мы знаем, совсем не так — Уэсуги пришлось иметь дело с господином драконом и его дядей и так и застрять у себя на севере, а Иэясу смог развернуться и объяснить коалиции, что он и от Имагава ушел, и от икко-икки ушел, и от Такэда, и сам господин регент с ним лоб-в-лоб в бою предпочитал не встречаться... да и вы, ребята, не лиса. А если даже и лиса, то я — не Колобок. Несмотря на форму. А-ам. И западной коалиции не стало так быстро, что на юге военные действия закончились недели на полторы раньше, чем на севере.

 В результате получилось, что именно те, кто спровоцировал войну, непосредственно против Токугава оружия не поднимали. Не по недостатку желания, а по недостатку возможности, но факт есть факт.
 Но Наоэ Канецугу все еще продолжал дышать воздухом три года спустя вовсе не поэтому. А потому что Токугава Иэясу был умным человеком и понимал, что если он попробует сократить Уэсуги до нуля в один прием, то, во-первых, крови будет очень много — и, мягко говоря, не в одностороннем порядке она потечет. Во-вторых, все прочие бывшие западные кланы — включая тех, кто официально капитулировал — могут решить, что они следующие на очереди... и тут только владетель подземного царства догадается, что они способны выкинуть с отчаянья. А в-третьих, не так уж крепко Токугава пока сидит, чтобы и в его собственном лагере не нашлось людей с идеями... В конце концов, великий господин регент в молодости вообще сандалии за князем носил — значит и прочим предела нет.

 Рассудив все это, Токугава капитуляцию у клана Уэсуги принял, территорию им капитально урезал — и стал смотреть, что будет дальше. Обычно в такой ситуации — территория это доход — принято было вассалов распускать. Куда — а в никуда. В ронины. Но князь Уэсуги и его старший советник были людьми а) порядочными, б) умными. Как порядочные люди они чувствовали себя обязанными не обижать верных вассалов, которые, в конце концов, не виноваты, что их господа связались с противником не по зубам. А как умные люди они отлично понимали, что Токугава на этом вряд ли остановится. И значит сокращать собственную военную силу — способ самоубийства. Но всю эту ораву еще нужно как-то прокормить... на территории, сократившейся едва не вчетверо. Так что следующие годы после Сэкигахары господин старший советник занимался сельским хозяйством и его интенсификацией (вплоть до разведения плодоносной съедобной живой изгороди), местным текстилем и его массовым производством, осушением и обводнением — и к 1603 умным людям было уже ясно: если им не мешать, они выкрутятся. Соответственно, мешать, скорее всего, будут. Вопрос как.
 Ну а уж сам Наоэ, ясное дело, жив до первого удобного случая, что и ему самому понятно — мера злопамятности господина Токугава Иэясу никогда не была особым секретом.
 Все это заставляет Наоэ очень внимательно следить за тем, что происходит в Эдо. И тут — такой случай.

 В общем, в один прекрасный день Хонда Масанобу узнает, что его общества ищет старший советник клана Уэсуги, человек, чья голова числится у Хонды в списке среднесрочных задач и не числится в списке сиюминутных только потому, что Токугава не хочет дразнить гусей. Принять? Конечно принять.

@темы: психоз, история, интересно, Япония, Эпоха Смут

URL
Комментарии
2018-05-23 в 15:39 

alwdis
всё прекрасно, даже если сейчас вам кажется иначе :)
Сказать мне решительно нечего, но я тут молча сижу и читаю :)

2018-05-23 в 17:28 

Gun_Grave
Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
alwdis, а развязка этой истории еще интереснее )

URL
2018-05-24 в 01:25 

alwdis
всё прекрасно, даже если сейчас вам кажется иначе :)
Gun_Grave, верю :)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

From the Cradle to the Grave

главная