Gun_Grave
Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

 Часть вторая: скандал в благородном семействе
 В уважающих себя произведениях сыновей у старшего поколения трое — «старший умный был детина, средний был и так, и сяк, младший...» В семействе Хонд списочное количество сыновей соответствовало, расклад — нет. Старший сын являл собой эталонный экземпляр гадюки управленческой гигантской — со всеми достоинствами (выдающимися) и недостатками (не менее выдающимися) этого вида рептилий. Младший был просто хороший солдат и неплохой администратор. Проблемы возникли со средним, Хондой Масасигэ. С одной стороны, талантами он пошел непосредственно в отца. С другой стороны, характером он пошел в него же.
Так что трудовая биография среднего Хонды начинается со слов «убил не того человека». Было ему тогда 17. И видно что-то такое интересное сказал ему не тот человек, потому что никто — включая Токугаву Иэясу, смертно не любившего вооруженных ссор между вассалами — не ставил потом ему эту историю в счет. Покинуть клан — пришлось, а на репутации не осело. Более того, желающих на его голову и руки нашлось множество — и вскорости стал средний Хонда вассалом Укиты Хидэиэ — и между прочим, с владением равным отцовскому.

 Прелесть ситуации заключалась в чем — на дворе стоял 1597 год, господин великий регент в отставке был явным образом болен, жить ему оставалось копейки (собственно, он умер меньше, чем через год), а дальше должно было начаться самое интересное. И если Токугава Иэясу был главным потенциальным противником режима и сердцем будущей восточной коалиции, то Укита Хидэиэ, наоборот, являлся одним из самых талантливых и решительных владетелей среди лоялистов дома Тоётоми... То есть располагался по спектру точно с противоположной стороны.

 Но если в голову аудитории придут мысли о всяком коварстве и секретных операциях, аудитория будет неправа. Сказано же было, характером пошел в отца. Так что в 1600 году при Сэкигахара, где стороны, наконец, сошлись лицом к лицу, Хонда Масасигэ, знаменосец своего господина, дрался совершенно феерически — и в плен его взяли чудом. А взяв, совершенно ничего с ним не сделали... Ну подержали под арестом какое-то время, а потом отпустили.

 Почему? Причин было две. Во-первых — фамилия. Токугава Иэясу был человеком фантастически злопамятным. Но память на добро у него тоже была хорошая. И, как уже говорилось, совсем своим он мало в чем отказывал. А тут такое дело.
 Вторая причина была практической. Укита Хидэиэ, в том же сражении продемонстрировавший незаурядные здравомыслие, отвагу и стойкость, и дальше пошел выделяться из общего ряда — а именно не погиб, не сдался, не был пойман, а, наоборот, провалился сквозь землю. Совсем. Бесследно. Среди мертвых нет. Поисковые отряды не нашли. Ключевые вассалы тоже как испарились. Нет человека — и нет заметного уцелевшего куска его армии. И это совершенно не та иголка, которую можно оставить в стоге сена, если ты собираешься править страной и хочешь относительно спокойно спать по ночам. Так что господина знаменосца выпустили еще и в качестве живца. Начнет он искать господина — или господин его — и зазвенят колокольчики.

 Но Хонда Масасигэ не в той семье рос, чтобы таких вещей не понимать. И искать — во всяком случае, в видимом спектре — никого не стал. А пошел в службу — временную — к Маэда из провинции Кага (*), каковые Маэда его с огромным удовольствием взяли и положили, опять же, немало, потому что офицеры и управленцы такого класса на дороге не валяются. В общем, занимался он там финансами и мелиорацией и все было тихо. Совсем тихо.

 А через три года грянуло.

 Дело в том, что это для Токугава Укита Хидэиэ провалился сквозь землю — а в реальности он находился вполне себе на земле и даже в Японии, на юге острова Кюсю, в провинции Сацума. Правитель Сацума, Симадзу, под Сэкигахара тоже стоял не с той стороны, но из каши прорвался, с Токугавой договорился — и Хидэиэ они с сыном потом приютили. Вместе с людьми. Беглец оказался относительным реалистом и достаточно быстро осознал две вещи: во-первых, с наличными силами свергать Токугаву бессмысленно даже пробовать, во-вторых, кланяться Токугаве для него не только позорно, но и бессмысленно. Что делать? Ну как что — а что, кроме Японии больше ничего на карте нет? Вот тут под боком острова Рюкю. Завоевать себе кусочек на плацдарм и расти потихоньку — чем не решение? Естественно князья Симадзу, которые на королевство Рюкю сами зарились и в 1609 его так-таки прибрали, были тогда категорически не в восторге. Но помешать активно — значит признать, что Укита все это время находился у них. Что, мягко говоря, чревато разнообразными последствиями. Так что будущий завоеватель собрал флот и отплыл — тут ему навстречу из-за угла вышел на одной ноге запрещенный сюжетный прием — сидевший доселе в кустах тайфун. Флот разметало и разнесло, корабль самого Хидэиэ выбросило на побережье той же самой провинции Сацума... и, поскольку шум вышел большой, скрыть дело не представлялось возможным, а добрая воля была исчерпана, тут его и сдали. А в сданном виде — повезли в Киото.

 Естественно, не узнать о таком событии Хонда-средний не мог. А узнав, в тот же день подал в отставку — чтобы не подвергать опасности нынешних покровителей — и собрался было в столицу... но, видно, не оценил, под каким плотным — и близким — наблюдением находился. Арестовали его мгновенно.

 А дальше образовалась патовая ситуация. Убивать молодого человека Иэясу не хотел. Явно. На свободе его в этих обстоятельствах оставлять... ну таких альтруистов все же нет. Держать его в заключении до бесконечности — так проще уже убить. Да и удержат ли. И вообще, страшно представить, что может выкинуть типичный Хонда этого разлива ради любимого господина.
 Так что чаши весов медленно склоняются в сторону первого варианта.


 И тут входит рыцарь.

 (*) Жена его господина была именно из этой семьи — то есть, как бы почти свои.

@темы: Эпоха Смут, Япония, интересно, история, психоз