00:10 

Как прокуратор пытался спасти Дона Жуана, японская версия — действие второе.

Gun_Grave
Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

 Действие второе, информационное
 Несколько лет все так и булькает слегка, а затем господин дракон доводит до сведения господина Гото следующее: в столице плохо. То есть, в столице всегда как-нибудь да плохо, но сейчас — особенно и в ваш персональный адрес. У них не рациональный страх вторжения, у них не жажда унификации и не желание внедрить повсеместно единый общий закон, у них безумие(*). Они на самом деле хотят, чтобы вас не было. Людей, которые думают как вы. Если бы у нас был флот и поддержка извне, мы могли бы хотя бы от них отгородиться, но у нас нет ни того, ни другого, и сейчас неважно, почему, главное — у нас их нет. Линия крепостей и армия — причина, по которой к нам не сунутся силой без крайней нужды. Победа — а это будет победа, не питайте иллюзий — им слишком дорого встанет и это понимает даже Иэмицу. Беда в том, что они считают, что вы и ваши — и есть та самая крайняя нужда. Поэтому. С сегодняшнего дня — никакой проповеди. Никаких открытых служб. Никаких священников в замке — даже ненадолго. Никакого миссионерства и прозелитизма категорически. Да, и этого разговора у нас тоже не было. Вообще ничего не было. Потому что не было причины. И вы мне своим Богом поклянетесь, что будете этого держаться. Вы — такие как все. Я говорю это вслух и вы этому не противоречите. Повторяю, не противоречите. На этих условиях — веруйте во что хотите.

 Не со всеми нужно было вести такие разговоры. Тот же Хасекура Рокуэмон, глава посольства в Европу и, естественно, христианин (а также гражданин города Рима и патриций), в свое время очень лихо воевавший в Корее, вывезший оттуда, как и его князь, тихую остервенелую ненависть к методам дома Тоётоми — и вообще в силу опыта несколько больше понимавший в том, насколько в мире все бывает грустно — по приезде немедленно заявил, что крестился из соображений дела, что христианство — "тщеславная показуха", а лично он — обыкновенный буддист. В каковом состоянии и намерен пребывать впредь. А что на его территории францисканцы свили такое же гнездо, как иезуиты в хозяйстве Гото (которого он же князю и рекомендовал в свое время), так об этом же никто не спрашивал, правильно? И вообще, кто тех францисканцев видел? И христиан, кстати говоря. В приличном владении им взяться решительно неоткуда. И искать их там — оскорбление владетелю.

 А господин Гото Жуан, тем временем, принимает все это к сведению и размышлению и едет домой. Думать и советоваться.
 Понятно, что советоваться он будет с единоверцами и еще кое с кем, с падре Диего Карвальо, например. И со своей совестью.
 Судя по результатам, победила, видимо, совесть, потому что падре Диего был человек практичный.
 А результат в письменном виде выглядел примерно так: "С величайшим почтением, я, ничтожный, смею официально доложить, что преисполнен искренней благодарности за милость, оказанную мне господином, однако, милость, оказанная мне Иисусом Христом, неизмеримо больше. Боюсь, что в этот раз я не смогу исполнить волю моего господина к его удовольствию."

 Рассказывают, что прочитав сию бумагу, господин дракон довольно долгое время не говорил совершенно ничего — как всегда поступал в случаях, когда не хотел сказать уж совсем лишнего, потом каркнул "Дурак" — непонятно, в чей адрес — и приказал о деле... забыть.

 (*) А психоз там был, в этом сомнений нет. В 1635 Мануэль Рамос, глава королевской фактории в Макао, отправил в столицу доклад, где излагал пришедшие из Японии новости, в частности, дискуссию в тамошних верхах — следует ли изгнать из страны португальцев за помощь миссионерам. В ходе дискуссии упомянули, что в последние десятилетия из 250-300 человек, предаваемых смерти по суду за год, едва 15-20 — уголовные преступники. Остальные — христиане. Цифры, конечно, недостоверные — но вот отношение и ощущение они, кажется, передают достаточно точно. Добавим, что целью всех этих безобразий было не убийство, а отречение. То есть, смерть — это когда заставить отречься не получилось.
 И это 1635 год. _До_ восстания в Шимабара, после которого некоторое время происходила просто резня.

@темы: Япония, Эпоха Смут, психоз, история, интересно

URL
Комментарии
2018-04-07 в 04:55 

alwdis
всё прекрасно, даже если сейчас вам кажется иначе :)
А в чем вообще была причина ненависти к христианам? Ну то есть до восстания?

2018-04-07 в 07:48 

Gun_Grave
Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 alwdis, изначально в Японию с "пропагандистскими" целями приплыли иезуиты. Осмотрелись, пообщались с местным населением, подумали и сделали так — поменяли одежду и прически на местные, признали право местных владык править своей землей и править ею так, как им вздумается, с явным интересом начали изучать местные религии, всячески делились знаниями и вообще. Культурные, просвещенные люди, в общем. Их совершенно спокойно записали как один буддийский орден, списав некоторые особенности на заморскую специфику. И так продолжалось много лет — кого-то христиане обращали, с буддийскими монахами совершенно спокойно вели полемику, сегунат считал европейских правителей совершенно нормальными и вменяемыми людьми (и тоже буддистами). Кто похитрее — пытался сам вести переговоры с испанским королем. Посольства и заинтересованные личности совершенно спокойно ездили в разные стороны. Приплыли францисканцы, оказались такими же умными и были записаны в другой буддистский орден. А потом нелегкая принесла к берегам Японии типичного представителя конкисты — Себастьян Вискайно. Для которого все, кто не испанцы — и не люди вовсе, а нехристиане и некатолики — так и вовсе грязь под ногами и проиграют по определению, потому как неправильно верят. Он попал к сегуну, Токугаве Хидэтада. Долго перед ним распинался о завоевательной политике Испании и о том, что христианские миссии — это на самом деле база для вторжения Испании. Требовал изгнания францисканцев и прочих еретиков, будучи в полной уверенности, что имеет на это право. Пытался обмануть сегунат, испрашивая разрешения на картографирование проливов и проч, а на самом деле собирался найти некие мифические богатые серебром и золотом острова. Сегун про это его намерение, естественно, знал. Потом не без приключений отбыл таки в Испанию, захватив с собой японское посольство. В процессе пытался посольство высадить на берег (неудачно), отобрать у посольства подарки для короля Испании (тоже неудачно), но в итоге удалось ему только всячески очернить туземцев перед правительством. Посольство вернулось впечатленное. Поведение испанской короны по отношению к Японии, и до того не бывшее образцом дружелюбия и понимания, изменилось в худшую сторону. У сегуната еще со времен Хидееши были параноидальные мысли на тему роли Христианских проповедников, а уж после явления такого специфического человека паранойя расцвел вовсю. Нельзя сказать, что причиной истерии был только Себастьян Вискайно, но он изрядно в это дело вложился, дав толчок сначала к изгнанию иноземцев из Японии, а затем и к запрету христианства. Его просто восприняли как продукт мягко и дипломатично пропагандируемых иезуитами веры и культуры.

URL
2018-04-07 в 09:07 

Gun_Grave
Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Тут важно еще добавить, что Вискайно представился полномочным послом испанского короля, хотя на деле таковым не являлся. Но для находящихся в Японии он олицетворял корону и ее позиции.

URL
2018-04-08 в 03:04 

alwdis
всё прекрасно, даже если сейчас вам кажется иначе :)
Gun_Grave, спасибо, не знала об этом.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

From the Cradle to the Grave

главная