Записи с темой: Цитаты (список заголовков)
22:11 

Посох и шляпа

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 — Ну хорошо. Как ты заставил ковер взлететь? Он действительно делает противоположное тому, что ты ему приказываешь?
 — Нет. Я просто обратил внимание на некоторые фундаментальные детали его стратификационного и пространственного расположения.
 — Не поняла, — призналась она.
 — Хочешь, чтобы я объяснил это неволшебным языком?
 — Ага.
 — Ты положила его на пол изнанкой вверх, — сказал Ринсвинд.
Терри Пратчетт, «Посох и шляпа»

@темы: цитаты, юмор, фэнтези, психоз

03:50 

Анафем

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
Ну Спок же, Спок ))
 — Фид Халак, каково происхождение доксовой иконографии?
 — Многосерийная движущаяся картина эпохи Праксиса. Приключенческая драма о военном космическом корабле, отправленном в далёкие части галактики для борьбы с враждебными инопланетянами и потерявшем управление в результате повреждения гипердвигателя. Капитан корабля — человек страстный и порывистый. Его помощник — Доке, теорик, гениальный, но холодный и начисто лишённый эмоций.
 — Фид Джезри, что говорит о нас доксова иконография?
 — Что мы полезны мирской власти. Что наши таланты достойны всяческих похвал. Но что мы слепы или ущербны в силу... э...
 — Тех же качеств, которые делают нас ценными, — подсказала фид Тулия. Вот почему я никак не мог выкинуть её из головы: только что она распускала нюни, а тут раз и оказалась умнее всех.
 — Как отличить человека, находящегося под влиянием доксовой иконографии? Фид Тулия, продолжай.
 — Он будет относиться к нам с интересом, уважая наши знания, но слегка покровительственно, поскольку считает, что нами должны руководить люди, прочнее стоящие на земле и слушающие голос своего сердца.
Нил Стивенсон «Анафем»

@темы: цитаты, фантастика, психоз

00:12 

Семиевие

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Сорок пять минут спустя Дина приняла очередное сообщение от QET. Оно начиналось с RTFM5, затем шло число 00001, а за ним следовал совершенно бессмысленный набор букв.
 — Все, что я поняла, – призналась Дина, – это что мне следует читать гребаную инструкцию, и еще номер пять.
Нил Стивенсон, «Семиевие»

 RTFM — "Read The Fucking Manual". Так что "гребаную" — это еще мягко сказано.

@темы: цитаты, фантастика, психоз

21:54 

Анафем

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 — Вскоре после своего создания — тысячелетия назад — авосеть стала практически бесполезна из-за того, что её забила неточная, устаревшая или лживая информация.
 — Ты как-то назвал это мусором, — сказал я.
 — Да. Технический термин. Итак, большое значение приобрели фильтры от мусора. Возникли компании, зарабатывающие на таких фильтрах. Некоторые коммерсанты придумали ловкий способ увеличить свои доходы: они отравили колодец. Начали нарочно замусоривать авосеть, вынуждая людей покупать их программы. Создали системы, чьей единственной целью было запускать в авосеть мусор. Причём хороший мусор.
 — Что значит «хороший мусор»? — спросил Арсибальт тоном вежливого недоумения.
— Ну, «плохой мусор» это, например, неформатированный документ из случайных букв. «Хороший мусор» — прекрасно отформатированный, грамотно написанный документ, содержащий сто правильных, проверяемых предложений и одно слегка неверное. Генерировать хороший мусор куда труднее. Сперва для этого нанимали людей. Они по большей части брали готовые документы и вносили ошибки: скажем, заменяли одно имя на другое. Но настоящий размах это дело приняло, лишь когда им заинтересовались военные.
 — Ты хочешь сказать, как тактикой вброса дезинформации во вражеские сетки? — вставил Оза. — Я об этом знаю. Ты говоришь о программах искусственной бессмыслицы середины первого тысячелетия от РК.
 — Верно! — ответил Самманн. — Для целей, о которых говорил Оза, были выстроены невероятно сложные и мощные генераторы искусственной бессмыслицы. Никто и глазом не успел моргнуть, как праксис просочился в коммерческий сектор и распространился по жизнестойким экосистемам бесхозных ботнетов. Не важно. Суть в том, что наступили своего рода Тёмные века авосети, продолжавшиеся, пока мои предшественники-ита не нашли методы борьбы с этим явлением.
 — Итак, в жизнестойких экосистемах бесхозных ботнетов по-прежнему действуют генераторы искусственной бессмыслицы? — спросил Арсибальт завороженным тоном.
 — К началу второго тысячелетия ЖЭББ эволюционировали в нечто совсем иное, — пренебрежительно бросил Самманн.
 — Во что? — спросил Джезри.
 — Никто точно не знает, — ответил Самманн. — Мы можем лишь строить догадки, исходя из того, что происходит, когда они находят способ физически себя проявить, а это, по счастью, случается не очень часто. Однако мы отклонились от темы. Искусственная бессмыслица по-прежнему существует. Ита, выведшие авосеть из Тёмных веков, могли победить это явление только путём ассимиляции. Суть, если опустить подробности, в том, что на каждый законный документ, движущийся по авосети, приходятся сотни или тысячи искажённых версий, которые мы называем богонами.
 — Можно быть уверенным в надёжности обороны, лишь если подвергаешься непрестанным атакам, — сказал Оза. Любой идиот понял бы, что он цитирует старый долистский афоризм.
 — Да, — сказал Самманн, — и система работает настолько хорошо, что большую часть времени пользователи авосети даже не знают о проблемах. Примерно как вы не знаете о миллионах бактерий и вирусов, круглые сутки безуспешно атакующих ваш организм. Однако последние события и нагрузка, связанная с Рассредоточением, видимо, вызвали низкоуровневый сбой, о котором я говорил.
Нил Стивенсон «Анафем»

@темы: психоз, фантастика, цитаты

13:03 

Анафем

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 — Кто угодно может разместить информацию по какому угодно поводу. Поэтому подавляющая часть авосети — свалка мусора. Её надо фильтровать. Системы фильтрования очень древние. Мы совершенствуем их со времён Реконструкции. Для нас они тоже, что собор для фраа Эразмаса и его братии. Когда я что-нибудь ищу, я не вижу информации по этой теме. Я вижу метаинформацию — то, что фильтрующая система нашла, проведя поиск. Если я ввожу запрос «аналемма», фильтрующая система сообщает, что информацию по теме разместили всего несколько отправителей, почти все с высоким рейтингом надёжности — инаки. Если я введу фамилию поп-звезды, которая только что рассталась со своим бойфрендом, — Самманн кивнул на спиль, где показывали заплаканную женщину, — фильтрующая система сообщит, что на эту тему в последнее время размещено очень много информации, в основном крайне сомнительными отправителями. Когда я ищу раскопки Орифенского храма на острове Экба, фильтрующая система показывает, что очень надёжные и очень сомнительные источники размещают информацию на эту тему медленно, но постоянно, на протяжении семи веков.
 Если Самманн хотел успокоить Крейда, то ему это не удалось.
 — Пример надёжного отправителя? Фраа в конценте?
 — Да, — ответил Самманн.
 — А кто тогда сомнительный отправитель?
 — Конспиролог. Человек, который размещает много длинных бессвязных постов, читаемых только его единомышленниками.
 — Богопоклонник?
 — Смотря о чём этот богопоклонник пишет.
 — Что, если он пишет об Экбе? Орифене? Теглоне? — спросил Крейд, тыча пальцем в фототипию с изображением десятиугольной площади перед древним храмом.
 — Фильтры говорят мне, что на эту тему постится очень много информации, — сказал Самманн, — о чём тебе, похоже, хорошо известно. Когда я вижу нечто подобное в интерфейсе фильтра, инстинкт подсказывает мне, что большая часть сообщений — мусор. Это быстрый и неточный анализ. Я могу ошибаться. Прошу извинить, если я тебя задел.
Нил Стивенсон «Анафем»

@темы: цитаты, фантастика, психоз

19:28 

Санта-Хрякус

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 — Ну хорошо, — вздохнула Сьюзен. — Я все‑таки не дура. Ты намекаешь, что люди без… фантазий просто не могут? Что они просто не выживут?
 — ТО ЕСТЬ ФАНТАЗИИ — ЭТО СВОЕГО РОДА РОЗОВЫЕ ПИЛЮЛИ? НЕТ. ЛЮДЯМ НУЖНЫ ФАНТАЗИИ, ЧТОБЫ ОСТАВАТЬСЯ ЛЮДЬМИ. ЧТОБЫ БЫЛО МЕСТО, ГДЕ ПАДШИЙ АНГЕЛ МОЖЕТ ВСТРЕТИТЬСЯ С ПОДНИМАЮЩИМСЯ НА НОГИ ПРИМАТОМ.
 — Зубные феи? Санта‑Хрякусы? Маленькие…
 — ДА. ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО В КАЧЕСТВЕ ПРАКТИКИ. ДЛЯ НАЧАЛА СЛЕДУЕТ НАУЧИТЬСЯ ВЕРИТЬ В МАЛЕНЬКУЮ ЛОЖЬ.
 — Чтобы потом поверить в большую?
 — ДА. В ПРАВОСУДИЕ, ЖАЛОСТЬ И ВСЕ ОСТАЛЬНОЕ.
Терри Пратчетт «Санта-Хрякус»

@темы: психоз, фэнтези, цитаты

00:25 

Анафем

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Я ушёл в тень большого навеса над каналом, сел на штабель деревянных поддонов, вытащил картаблу и стал разбирать её интерфейс. Времени потребовалось больше, чем я ожидал, потому что она была сделана не для грамотных. Я никак не мог освоить поисковые функции из-за того, что криворукие разработчики постарались упростить мне поиск.
Нил Стивенсон «Анафем»

@темы: психоз, фантастика, цитаты

00:37 

Анафем

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 — Знаешь, как отличить настоящего демагога?
 — Не знаю. Ну?
 — Ты ничего не замечаешь, пока кто-нибудь, старший и мудрый, не скажет: да это демагог. И тогда тебе хочется провалиться сквозь землю.
Нил Стивенсон «Анафем»

@темы: психоз, фантастика, цитаты

01:22 

Анафем

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 — Это Диакс. Он знаменит дисциплиной мысли. Его всё больше и больше огорчало засилье фанатов. Эти люди не понимали, что для орифенян математика, и придумывали всякие бредовые культы чисел. Как-то Диакс вышел из храма после пения анафема и увидел, как они гадают на игральных костях. Он так разъярился, что выхватил у садовника грабли и прогнал гадальщиков из храма. После этого Диакс завёл там свои порядки. Он придумал термин «теорика», и его последователи стали именовать себя теорами в отличие от фанатов. Диакс сказал очень важную для нас вещь: нельзя верить во что-то только потому, что нам так хочется. Мы называем этот принцип «грабли Диакса» и повторяем его про себя как напоминание, что субъективные эмоции не должны затуманивать наш взгляд.
Нил Стивенсон «Анафем»

@темы: фантастика, психоз, цитаты

22:11 

Семиевие

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Несправедливо, конечно, что миллиарды клеймят позором одного-единственного человека, погибшего пять тысяч лет назад весьма неприятным образом. Однако Эпос оказывает очень сильное влияние на умы людей. Как жители Старой Земли, воспитанные на Библии, связывали грех рукоблудия с именем Онана, так и современные люди присваивали определенным достоинствам и недостаткам имена исторических личностей времен Облачного Ковчега, Долгой Поездки и первых поколений на Расщелине. Так что, справедливо или нет, Тавистока Прауза будут вечно винить за то, что он позволил тяге к социальным сетям взять верх над здравым смыслом. Историки разобрали до мелочей все его поступки в период Белых Небес: и разгромный пост в блоге об утрате Генетического Архива Человечества, и злой, паникерский репортаж об экспедиции «Имира». Тав не осознавал или просто не придавал значения возможным последствиям того, что, пока он все это печатал, за ним следили три разные камеры. Благодаря этим записям ученые впоследствии составили график морганий, просчитали движение глаз по экрану ноутбука, увидели, какие окна были открыты на рабочем столе. Итогом стали круговые диаграммы, показывавшие, сколько времени Тав играл, переписывался с друзьями, сидел в спейсбуке, смотрел порнушку, ел, пил и, собственно, вел блог. Статистика выходила так себе и, поскольку те посты (как следовало из дополнительных анализов) сыграли ключевую роль в Расколе и отбытии Роя, только усугубляла грехи несчастного.
 Те, кто все же не поленился изучить историю развитого мира в годы незадолго до Ноля, прекрасно понимали, что Тависток Прауз попадал точно в центр нормального распределения в том, что касается концентрации и привычки сидеть в соцсетях. Но как бы то ни было, выражение «промашка Тава» прижилось среди синих, и они не хотели допускать ее снова.
Нил Стивенсон, «Семиевие»

@темы: психоз, фантастика, цитаты

10:06 

Семиевие

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 — У меня немалый интендантский опыт, – заговорил председатель КНШ. – Доктор Харрис, я привык мыслить снабженческими категориями. Я хочу знать, сколько припасов нам потребуется под землей. Мешков картошки и рулонов туалетной бумаги в пересчете на одного обитателя бункера. Иными словами, мой вопрос означает следующее – сколько продлится Каменный Ливень?
 — По моим оценкам – от пяти до десяти тысяч лет, – ответил Дюб.
Нил Стивенсон, «Семиевие»

@темы: фантастика, психоз, цитаты

18:44 

Семиевие

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Большинство программистов пишут код, компилируют его и запускают программу, чтобы убедиться, что все функционирует как задумано. Дина писала код, отправляла его роботам, ползающим по поверхности Амальтеи в нескольких метрах от нее, а потом выглядывала в окно, чтобы проверить, как он работает.
Нил Стивенсон, «Семиевие»

@темы: цитаты, фантастика, психоз

15:55 

Ангелы по совместительству. Глаз за глаз

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 — Тихо-тихо, сейчас все объясню! Вы когда-нибудь с дикими колдунами дело имели?
 — А они существуют?
 — Вот! Постарайтесь представить себе это явление — черного, дорвавшегося до силы, но не имеющего достаточно воли, чтобы ее контролировать.
 — Как выглядит труп, я себе представляю совершенно отчетливо.
 — Не то. Допустим, удержать контроль над Источником он может, но учитывать интересы окружающих при этом не желает. Просто не замечает их и — все.
 — Да у нас в части весь персонал такой!
 — М-да? И как же вам удается избавить их от влияния черной натуры?
 — Не понял, зачем?
Ирина Сыромятникова «Ангелы по совместительству. Глаз за глаз»

@темы: психоз, фэнтези, цитаты, юмор

00:25 

Современное искусство

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
«— А восемь гранат в национальной галерее старинного искусства? Ладно, современного, это бы я еще понял. До взрыва и после взрыва — никакой разницы. Но старинного! Мальчик мой, в чем провинилась классика?»
Наталья Игнатова, «Ничего неизменного»

 Британский студент в шутку оставил ананас на выставке современного искусства. Когда он зашёл на выставку спустя два дня, то обнаружил ананас на том же месте. Правда, уже в качестве полноправного экспоната — под стеклом.
   «Если кто-то хочет купить шедевр, то я принимаю заказы. Значение моей работы? Хм. В то время, как ананас гниёт, он представляет неизбежное разрушение всей жизни. Ну а вообще хрен знает.»
Отсюда.

@темы: юмор, цитаты, психоз

17:33 

Ангелы по совместительству

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
«— Вам не кажется, что переселенцев из Лареша надо чем-то занять? Работой, например.
 Градоправитель сокрушенно вздохнул:
 — Я думал об этом, но тронутые порчей не способны на созидательный труд! Вам, привыкшему к иным реалиям, трудно войти в наше положение...
 — Чего? — куратор даже опешил от такого заявления. Он ловко поймал са-ориотца за руку и потянул из-за стола. — Хотите, я вас сейчас с господином Тангором поближе познакомлю?
 — Нет!!! — шарахнулся прочь белый (способность некроманта тремя фразами довести собеседника до исступления была известна уже всему Кунг-Харну).
 — Он, по-вашему, тоже не способен на созидательный труд?»
Ирина Сыромятникова «Ангелы по совместительству. Глаз за глаз»

@темы: психоз, фэнтези, цитаты, юмор

07:17 

Tom Kidd

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.

У самой лестницы положение стало еще затруднительнее. На нижних ступеньках четверо мушкетеров забавлялись веселой игрой, в то время как столпившиеся на площадке десять или двенадцать их приятелей ожидали своей очереди, чтобы принять участие в забаве. Один из четверых, стоя ступенькой выше прочих и обнажив шпагу, препятствовал или старался препятствовать остальным троим подняться по лестнице. Эти трое нападали на него, ловко орудуя шпагой.
Д'Артаньян сначала принял эти шпаги за фехтовальные рапиры, полагая, что острие защищено. Но вскоре, по некоторым царапинам на лицах участников игры, понял, что клинки были самым тщательным образом отточены и заострены. При каждой новой царапине не только зрители, но и сами пострадавшие разражались бурным хохотом.
Мушкетер, занимавший в эту минуту верхнюю ступеньку, блестяще отбивался от своих противников. Вокруг них собралась толпа. Условия игры заключались в том, что при первой же царапине раненый выбывал из игры и его очередь на аудиенцию переходила к победителю. За какие-нибудь пять минут трое оказались задетыми: у одного была поцарапана рука, у другого — подбородок, у третьего — ухо, причем защищавший ступеньку не был задет ни разу. Такая ловкость, согласно условиям, вознаграждалась продвижением на три очереди.
Как ни трудно было удивить нашего молодого путешественника или, вернее, заставить его показать, что он удивлен, все же эта игра поразила его. На его родине, в том краю, где кровь обычно так легко ударяет в голову, для вызова на дуэль все же требовался хоть какой-нибудь повод.

Александр Дюма, «Три мушкетера»

@темы: цитаты, психоз, красота

07:46 

Криптономикон

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Раз, когда у них обедали Ави с женой, Рэнди сказал: «Я — борода, Ави — костюм», объясняя суть их деловых отношений, и дальше Чарлин понесло. Недавно она закончила статью, посвященную деконструкции бород. В частности, блистательно развенчала культуру ношения бород в американском высокотехнологическом сообществе — среди друзей Рэнди. Для начала она опровергла расхожее мнение, будто носить бороду — «естественнее» и проще, чем бриться; привела статистику, собранную научно-исследовательским отделом фирмы «Жиллетт», сколько времени ежедневно проводят в ванной бородатые и бритые мужчины. Разница оказалась в пределах погрешности. У Рэнди было множество возражений по поводу того, как собиралась эта статистика, но Чарлин не захотела слушать. «Это контринтуитивно», — заявила она.
 От статистики Чарлин быстро перешла к сути: съездила в Сан-Франциско и закупила на несколько сот долларов порнографии для бритвенных фетишистов. Недели две Рэнди, возвращаясь домой, неизменно заставал ее перед телевизором с миской попкорна и диктофоном, за просмотром видеофильма, в котором острое лезвие скользит по влажной, намыленной коже. Она записала несколько длинных интервью с бритвенными фетишистами, которые подробно описали чувство наготы и уязвимости, вызываемое процессом бритья, и как это эротично, особенно пощечины или шлепки по свежевыбритой поверхности. В деталях сравнила изобразительный ряд бритвенно-фетишистского порно и рекламы бритвенных принадлежностей, которую крутят по общенациональным каналам во время футбольных матчей, и доказала, что они практически идентичны. (Пиратские кассеты с рекламой лезвий и крема для бритья можно купить в тех же магазинчиках, что и соответствующую порнуху.)
 Чарлин собрала статистику по национальным отличиям в отращивании бород. У американских индейцев бород нет, у азиатов практически тоже. Африканцы — особый случай, потому что ежедневное бритье вызывает у них кожное раздражение. «Возможность по своей воле отпустить пышную бороду — естественная привилегия исключительно белых мужчин», — писала она.
Когда Рэнди прочел эту фразу, в голове у него включилась сирена и замигали красные лампочки.
 «Однако это утверждение основано на определенной посылке. „Естественное“ — социально сконструированный дискурс, не объективная реальность [множество ссылок]. Это вдвойне верно в случае „естественности“ бород у определенного меньшинства американских мужчин. Homo sapiens эволюционировал в климатических зонах, где волосяной покров на лице не имел приспособительного значения. Появление групп, характеризующихся значительной бородатостью мужчин, возникает как адаптивная реакция на холодный климат. Этот климат не надвигался на ареалы обитания первобытного человека „естественным“ образом, напротив, люди вторглись в географические регионы с преобладанием холодного климата. Географическая экспансия была чисто социокультурным событием, следовательно, любую физическую адаптацию следует отнести к той же категории, в том числе и развитие лицевого волосяного покрова».
 Чарлин опросила несколько сотен женщин. Все ответили, что предпочитают чисто выбритых мужчин бородатым или колючим. Короче, Чарлин доказала, что бородатость — просто один из элементов синдрома, тесно связанного с расистскими и сексистскими настроениями, и укладывается в общую картину эмоциональной закрытости, от которой так часто страдают партнерши белых мужчин, особенно технически ориентированных.
 «Граница между Средой и Я — социальная кон[струкция]. Западная культура предполагает резкость и отчетливость такой границы. Борода — ее символ, метод дистанцирования. Сбрить бороду (или другие волосы на теле) значит символически уничтожить эту (в значительной степени показную) границу между Собой и Другим…»
 И так далее. Статья была принята рецензентами на «ура» и вскоре опубликована в крупном международном журнале. На конференции «Война как текст» Чарлин делала доклад на смежную тему: «Небритость как явление в фильмах о Второй мировой войне». Работа о бородах произвела такой фурор, что три старейших университета страны наперебой предлагали Чарлин работу.
 Рэнди не хотел переезжать на Восточное побережье. Хуже того, он носил бороду, из-за чего ему было страшно неудобно появляться с Чарлин. Он предложил ей выпустить пресс-релиз с заявлением, что каждый день бреет все остальное тело. Чарлин ответила, что не смешно. На середине перелета через Тихий океан он вдруг понял, что вся ее работа — иносказательное пророчество о будущем их отношений.
Нил Стивенсон, «Криптономикон»

@темы: психоз, фантастика, цитаты

16:55 

Криптономикон

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Ему дали тест на проверку умственных способностей. Первая задача по математике была такой: порт Смит на 100 миль выше по течению, чем порт Джонс. Скорость течения — 5 миль в час. Скорость лодки — 10 миль в час. За какое время лодка доберется из порта Смита в порт Джонс? За какое время она проделает обратный путь?
 Лоуренс тут же понял, что задачка с подвохом. Нужно быть полным идиотом, чтобы предположить, будто течение увеличивает и уменьшает скорость лодки на 5 миль в час. Ясно, что 5 миль в час — всего лишь средняя скорость. Течение быстрее в середине реки, медленнее — у берегов; более сложные вариации следует ожидать на излучинах реки. По сути это вопрос гидродинамики, который решается с помощью хорошо известных дифференциальных уравнений. Лоуренс нырнул в задачку и быстро (или так ему казалось) исписал вычислениями десять листов. По ходу он осознал, что одна его посылка вместе с упрощенным уравнением Навье-Стокса приводит к очень занятной семейке частных дифференциальных уравнений. Он не успел очухаться, как доказал теорему. Если это не подтверждает его умственный уровень, то что тогда подтверждает?
 Тут прозвенел звонок и собрали работы. Лоуренс сумел спасти черновик. Он отнес листок в казарму, перепечатал на машинке и отправил в Принстон одному из наиболее демократичных преподавателей математики, который тут же договорился о публикации в парижском журнале.
 Лоуренс получил два свежих бесплатных оттиска несколько месяцев спустя, при раздаче почты на борту линкора «Невада». На корабле был оркестр, и Лоуренсу поручили играть в нем на глокеншпиле: тест показал, что ни на что более умное он не способен.
Нил Стивенсон, «Криптономикон»

 Судя по всему, американская армия является мемом просто сама по себе. Над ней издевались многие, причем в довольно-таки похожей манере, что как бы намекает на исходный образ. Уловка-22 — это, конечно, ярчайший представитель "жанра", но и без нее пародий хватает. Асприн и Гаррисон, например, проходятся по ней прицельно, а Стивенсон, вот, мимоходом.

@темы: цитаты, фантастика, размышления, психоз

01:34 

Злобное, сверхъестественное существо

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
«— Значит тот, кого зовут Ралтарики, и в самом деле демон? — спросил Так.
— И да, и нет, — отвечал Яма. — Если под «демоном» ты понимаешь злобное, сверхъестественное существо, обладающее огромной силой, ограниченным сроком жизни и способностью временно принимать практически любую форму, тогда ответ будет «нет». Это — общепринятое определение, но в одном пункте оно действительности не соответствует.
— Да? И в каком же это?
— Это не сверхъестественное существо.
— Но все остальное…
— Справедливо.
— Тогда я не вижу никакой разницы, сверхъестественное оно или нет, коли оно злобно, обладает огромной силой и сроком жизни, да и к тому же может менять по собственной воле свой внешний вид.»
Роджер Желязны, «Князь Света»

@темы: психоз, фантастика, цитаты

16:30 

Ничего неизменного

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 «— Я понимаю, что если он от меня сдернул, как на реактивной тяге, то от тебя вообще телепортируется. Но может, лучше я пойду? У меня дайны, — Заноза с пятнадцатиметровой высоты сверлил взглядом пустое крыльцо и вестибюль галереи за прозрачными дверями.
 — Ты лучше управляешься с собакой.
 Мухтар, изучавший ствол карликовой яблони, услышал слово «собака» и завилял хвостом. Мол, да-да, я здесь, я собака.
 — Да с ним не сложно, — сказал Заноза. — И это ты с ним на вампиров охотился, а я ни разу.
 — Ты быстрее бегаешь. Лучше стреляешь. И, если что, пока я там буду, картины не пострадают.
 Сверлящий взгляд тут же вперился в него. Но Хасан и не такое видывал.
 — Так вот в чем дело, — протянул Заноза, — вот оно что. Недоверие. Внутри спаянной боевой группы. Необоснованные подозрения, дискриминация…
 — Необоснованные?
 — Ущемление чувства собственного достоинства…
 — Необоснованные подозрения?
 — Убийство веры в себя. Для меня это хуже, чем просто убийство. И ты, — в Хасана обвинительно ткнул унизанный кольцами палец, — вот ты, знаешь об этом лучше, чем кто бы то ни было.
 — К вопросу о необоснованных подозрениях. Как быть с Опера Гарнье?
 — Ты тоже стрелял!
 — Выбора не осталось. Их было трое, а у тебя всего две руки. А библиотека тийрмастера в Бризонтире?
 — Случайность! Там точно никто не стрелял. Оно само загорелось!
 — И сгорело дотла. А восемь гранат в национальной галерее старинного искусства? Ладно, современного, это бы я еще понял. До взрыва и после взрыва — никакой разницы. Но старинного! Мальчик мой, в чем провинилась классика?
 — Зато Бризонтир теперь Дюмантир, — буркнул Заноза, отворачиваясь, — всяко, красивее.
 — Так ты тийрмастеров по благозвучности имен выбираешь? Кто был в Юнгбладтире до Юнгблада?
 — Майкл Чейм.
 — Так и есть. По благозвучности.
 — Три тийрмастера, — как-то удивленно произнес Заноза, и снова воззрился на Хасана, но уже даже не пытаясь притворяться обиженным. — На нашей совести три тийрмастера и три смены власти. Почему я никогда об этом не думал?
 — Ты бы лучше удивлялся, почему на Алаатир до сих пор не сбросили бомбу. Кого-то стоило бы похоронить, даже ценой уничтожения тийра. Но в этом городе ты вроде бы ничем не отметился?
 — В Музее современного искусства в двадцать девятом. Гонялся за вервольфом. Не спрашивай…
 — Незнание — благо, — Хасан покачал головой. — Оставайся тут с Мухтаром и постарайся ничего не сломать, не взорвать и не сжечь.
 — Тут только кусты. Кусты, урны и скамейки. Хасан, ты издеваешься?
 — Я в тебя верю.»
Наталья Игнатова, «Ничего неизменного»

@темы: психоз, фэнтези, цитаты, юмор

From the Cradle to the Grave

главная