Записи с темой: япония (список заголовков)
12:44 

Раздражительность в особо крупных размерах

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

 Да, я все про легендарно склочный характер, легендарно склочный характер – а в чем оно выражается-то у человека, который с подросткового возраста, вообще пытался у себя блокировать непроизвольные реакции как таковые (*) и весьма в этом деле преуспел?
 А вот например уже при второй осаде Осаки и сражении вокруг оной, придя, видимо, в некоторое раздражение тем, что соседи с фланга как-то не очень торопятся выдвигаться и, соответственно, создают щель, в которую с удовольствием ударит противник, господин дракон, не затрудняясь перепиской, приказал ближайшим своим акербузирам дать залп по этим соседям – на кого попадет. Общему командованию же потом пояснил, что – с учетом новой моды менять сторону прямо в ходе сражения, – он даже не был уверен, что перед ним не противник. Общее командование, выигравшее сражение при Сэкигахара благодаря именно такому маневру в стане противника, деликатно промолчало.

 (*) Есть известная история о том, как Масамунэ, рассматривая особо ценную чайную чашку едва не уронил ее и вскрикнул при этом. Выдохнул и сказал «Да что ж это такое? Я приучил себя равнодушно встречать любые опасности сражений, не говорить лишних слов – и я пугаюсь, чуть не уронив чашку из-за ее цены в золоте? Не пойдет.» И аккуратно разбил чашку.
 Примечательно, что все те замечательные слова, которые господин дракон к тому времени успел наговорить с разнообразными взрывными последствиями, он, видимо, не считал лишними.

@темы: история, психоз, Япония, интересно, Эпоха Смут

13:23 

Лучше бы, право, зарубил

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

 В каких-то достаточно формальных обстоятельствах Датэ, как всегда не очень смотревший, куда он идет, в буквальном смысле наступил на полы одежды некоего Канемацу, самурая Токугава. А вернее, просто по ним прошел. Канемацу, который действие ощутил, а вот видеть обидчика не видел, пришел в бешенство от такового попрания самурайского достоинства, развернулся и с воплем "Смотри под ноги, ты!" шандарахнул обидчика куда попало. И только потом осознал. Дальше следует общая немая сцена, и все понимают, что легендарно склочный Масамунэ сейчас сначала этого разделит на четырнадцать частей, а потом займется теми, благодаря кому это оно оказалось на его дороге... и главное, даже не возразишь.
 Господин дракон посмотрел на застывшего обидчика и вздохнул — ваша правда, сударь, надо смотреть под ноги, а то ведь наступишь на то, с чем даже ссориться неудобно.
 Историю эту источники приводят как пример кротости и великодушия.

@темы: Япония, Эпоха Смут, история, интересно, психоз

00:13 

Те же с чайником

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

 Как уже было сказано, Иэясу Токугава любил и ценил чайную церемонию — и время от времени принимал так близких друзей и союзников. И вот однажды он так увлекся и сосредоточился, что не заметил, что чайник вскипел и крышка накалилась. Взял ее — и отдернул руку, потому что клуб пара под руку — не самое приятное ощущение.
 Гость невежливо фыркнул и сказал "Немного пара и..." — собственно, этой реакции уже хватает, чтобы установить его одноглазую личность.
 Хозяин подумал, снова взял крышку, покрутил в пальцах "Да, какого-то пара не должно быть достаточно, чтобы я выпустил из рук то, что уже держу."
 "Вы правы, — согласился гость, — но крышка от чайника полезна на чайнике."
 Кажется, последний выпад в этом разговоре сделал все же Токугава — подарив перед смертью собеседнику чайный прибор для севера, металлический. Малопригодный к реальному использованию, ибо кто же будет вешать над огнем золотой чайник.

@темы: психоз, история, интересно, Япония, Эпоха Смут

13:09 

Баллада о несостоявшихся надеждах — часть третья, постановочная

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

 Тем временем, гонимая острым дежа-вю, прибывает комиссия, поинтересоваться, как выполняются распоряжения. А видно, в общем, что как-то никак они не выполняются и вокруг кишит (хотя никого пока не режет) нехорошо взбудораженный и хорошо вооруженный народ. Вокруг княжеской резиденции и вовсе не продохнуть, но комиссию пропускают мгновенно, никакого ущерба и препятствий не чинят. Что за сказка? Князь их принимает, разве что дав отдохнуть с дороги, вид у него черный и нетрудно догадаться, что сейчас он и вправду зол и расстроен, а не демонстрирует для порядка.
 Как переселение? Сами видите. Когда сдвинется? Понятия не имею. Что нам докладывать? Да что хотите. Я с огромным уважением отношусь к великому господину Тайко, я согласился подчиняться ему в делах страны, если он захочет взять мою голову за пренебрежение его волей, он будет полностью в своем праве — но я не знаю, как выполнить этот приказ. У меня тут, видите ли, мятеж. Мятеж? Как мятеж? Мятеж, как в словаре. Что-то тихо у вас для мятежа. Не знаю, опыта нет, первый случай. А в чем выражается? В том, что мои люди и их люди — и так до самого низу — отказываются переезжать. Ка-те-го-ри-чес-ки. Здесь их земля, они не знают другой, они согласны не жить вовсе, но жить в другом месте они не будут. Объяснить им про законы, императора и имперский мир я не могу. У меня слов нет таких, чтобы они поняли — здесь невесть сколько поколений не видели ни императорского мира, ни императорского закона... а простого мира, обычного, здесь, по-моему, не было вообще никогда. Они отказываются и не отпускают меня. Они меня тут осадили — и требуют, чтобы я не подчинился приказу Тайко. Любым доступным мне способом. Что уже отказываюсь сделать я. Категорически. Пока у нас так. Зайдет ли дальше, не знаю. Может. Подавить силой? Где прикажете эту силу взять? Что... все ли взбунтовались? Ну да, именно что все. Так что если у великого господина Тайко, найдутся на сей предмет какие-то соображения, я буду очень счастлив, потому что у меня идеи кончились.
Читать дальше

@темы: психоз, история, интересно, Япония, Эпоха Смут

03:55 

Баллада о несостоявшихся надеждах — часть вторая, гомерическая

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

 Собственно, это распоряжение и было главной катастрофой. Если даже для обычного японского — за неимением лучших терминов — «феодала» один переезд равнялся пятнадцати пожарам (по тогдашним расчетам, средний клан на новом месте восстанавливал прежний статус лет за 10-18), то для Датэ это был обвал и конец всему. Они несколько столетий не вылезали с севера. Под север у них было заточено все, включая сельское хозяйство (вы попробуйте стать активным производителем риса на территории, которая дает один урожай в год). Все связи, вся работа с ресурсами. Перезатачивать все под юг? Под другие типы хозяйствования? Под других (и весьма агрессивных) соседей, которые, в отличие от тебя, знают эту территорию как родную? Под южный флот, которого у тебя нет, а у соседей, наоборот, есть? В общем, все это было очень плохо само по себе.
 Но ведь есть еще и контекст — смерть Хидецугу, резня и те самые исчезнувшие обвинения. И в этом контексте все еще более очевидно: хотят не ослабить на годы и взять под контроль, хотят вытащить туда, где можно быстро и сравнительно дешево убить.
 И что прикажете делать в этой ситуации? Во-первых, конечно, потянуть время. Во-вторых, выяснить, что у них там делается в столице, кто играет, что можно сдвинуть. Но сначала, еще до всего — поставить в известность всех, с кем состоишь в отношениях.
 За список корреспондентов господин регент-в-отставке, вероятно, очень много отдал бы, но точно известно, что он его не получил.
 А вот что еще известно точно, что одним неприятным зимним вечером два человека постучались в ворота усадьбы Токугава. Одним из них был дальний родственник Масамунэ, Датэ Коскэ. Провели их прямо к хозяину, тот выслушал, вызвал слуг, приказал накормить, тут же передумал, посадил есть прямо там же, с собой. Когда принесли рис, велел подать им из своего сосуда, стоявшего все это время на жаровне — так теплее. Угостил, побеседовал. А когда те поднялись, чтобы уходить, стукнул кулаком об пол и сказал: «Как посмотришь, так подумаешь, что вы серьезные люди и что господин ваш человек, который понимает, что воротит. А на деле он — идиот и слабак, который дальше своего носа не видит и у которого на серьезные вещи пороху не хватает. Так вот, вариантов у него два — принять предложение и пойти рыбам на корм, отказаться и сдохнуть. Пусть думает, какой ему нравится больше. А еще он может на время перестать быть идиотом, и послушать, наконец, меня!» И изложил, как он видит ситуацию. Гости на этом ночевать не стали и тут же поехали обратно.
 Поскольку «идиот» не был Хидеёши, тираду он получил неразбавленной. Выслушал, кивнул «Со своей точки зрения он прав, а сейчас, кажется, вообще прав, откуда ни посмотри.» И принялся действовать по обстановке.

@темы: Япония, психоз, история, интересно, Эпоха Смут

20:56 

Баллада о несостоявшихся надеждах — часть первая, вводная

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

 Итак, у Тоётоми Хидеёши на старости лет родился здоровый сын, а вот с бывшим наследником, племянником, получилось нехорошо. Нехорошо еще и потому, что, кажется, по недоразумению. Потому что сначала Хидеёши пытался уладить дело к относительному общему удовольствию: предложил Хидецугу усыновить маленького Хидеёри, назвать его своим наследником и уступить ему титул регента, сделавшись регентом-в-отставке, Тайко – таким же, как и сам Хидеёши. Судя по всему – поначалу и правда стремился обойтись миром. Что подумал Хидецугу, неизвестно. Может быть, не хотел отдавать власть. Может быть, решил, что два Тайко на одну страну – много, а следовательно одному вряд ли позволят жить и все мы понимаем, кто это будет. Может быть, не был так уж против, но считал, что нуждается в страховке, потому что помимо счастливого отца у ребенка была еще мама, и вот уж в ее готовности снести с лица земли все живое, чтобы расчистить путь сыну, не усомнился бы никто.
Читать дальше

@темы: психоз, история, интересно, Япония, Эпоха Смут

15:23 

Сэн-но Рикю

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

 Сэн-но Рикю был доверенным человеком Хидеёши. Вплоть до того, что сводный брат и правая рука Хидеёши, Тоётоми Хидэнага, когда его спросили, кто лучше всего понимает, что думает Хидеёши, ответил "В военных вопросах — я, в частных делах — Сэн-но Рикю".
 А в политике он был умеренным. То есть, тоже считал, что объединение страны правильная и нужная вещь и делать это можно и силой, если по-иному не получается, но лучше все же — по согласию и к обоюдной выгоде.
 Так что милейший Датэ, кажется, очень хорошо знал, у кого следует учиться заваривать чай.

 А дальше вышла вот эта странная история, когда Хидеёши вдруг, посреди полной благодати вдруг выслал своего чайного мастера на гору Коя... а потом приказал вернуть его обратно — и, вернув, приказал ему покончить с собой. Причем, квартал вокруг дома Сэн-но Рикю был просто наводнен войсками, как будто тот был не тихим монахом и чаезнатцем простонародного происхождения, а средних размеров главой клана, способным устроить регенту качественные предсмертные неприятности.

 В качестве же причин назывались вещи совсем абсурдные — вот вышеупомянутое несогласие во вкусах... как будто они вкусов друг друга десять лет как не знали. Или что деревянную статую Сэн-но Рикю почитатели над какими-то воротами в Киото поставили, а через них, между прочим, и император ездил — и вышло неприличие. Вплоть до того, что из-за странных вкусов Сэн-но Рикю рынок керамики в беспокойство пришел.
 А я по имеющимся данным не возьмусь сказать, что они не поделили.

@темы: психоз, история, интересно, Япония, Эпоха Смут

11:25 

Две вставных истории о чайной церемонии и практичности

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
21:53 

Доброй охоты всем нам

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

 1632 год. В стране мир. У власти Токугава Хидэтада, второй сёгун из дома Токугава, а на тот момент уже сёгун-на-пенсии, поскольку официально передал власть старшему сыну, дабы обеспечить порядок наследования. Одна беда, Хидэтада болен и умирает. И в этой связи он очень озабочен предыдущими прецедентами. Так что в один прекрасный день он вызывает к себе всех серьезных "внутренних" и "внешних" князей и просит у них совета, как избежать смуты. Потому что смута носится в воздухе. Токугава Иэмицу молод, и многим может показаться, что его легко устранить, что такое регентский совет, мы все уже видели – наследника Тоётоми Хидеёши этот совет не спас, наоборот, погубил... в общем, что делать, чтобы избежать следующего раунда? Может быть кто-то здесь хочет и возьмется обеспечить порядок в обмен на власть?
 Понятное дело, что никто из присутствующих вслух "да" на такой вопрос не ответил бы, да и про себя бы поостерегся – но видимо Хидэтаде было интересно, какие подводные течения начнутся в ответ на такое предложение – или он еще что-то имел в виду.
 Но это осталось неизвестным, потому что в этот момент встал Датэ. И сказал примерно следующее.
 "Мы здесь все обязаны процветанием Иэясу Токугава и хотя бы поэтому не желаем вреда его потомкам. Не мне осуждать тех, кто захочет большего. Если кто-то из собравшихся – или все – собирается опрокинуть сложившийся порядок, действуйте. Но учтите, что сёгунат станет вторым препятствием на вашем пути, потому что первым буду я. Сумеете пройти через меня, ваше счастье – тягайтесь с армией сёгуна. И удачи всем нам."
 После некоторой паузы, вызванной как самим заявлением, так и странным источником оного, поскольку взаимоотношения Токугава и Датэ последние эн десятков лет можно было описать как «затяжной взаимно-предынфарктный тактический союз», прочие присутствующие уже почти хором начали говорить, что они, вообще-то, примерно того же мнения – и намерены поддерживать молодого Иэмицу, потому что благодарность есть благодарность и ну ее эту разруху.
 В общем, ни тогда, ни потом ничего не произошло. Разве что в записях Токугава данная речь стала куда более верноподданной – а вот очевидцы излагали ее примерно так, как приведено выше.

 (Автор сих заметок не знает, чего господин князь добивался – что не в лояльности было дело, ясно по умолчанию, плохо там было с лояльностью. Может быть, и не столько решал свои задачи, сколько ломал игру кому-то еще – возможно, самому Хидэтаде. А может быть – тоже не исключено – считал, что все еще должен покойному Токугаве за парочку очень опасных случаев и как минимум одну качественно спасенную жизнь.)

@темы: Эпоха Смут, история, интересно, Япония, психоз

11:39 

О воистину беззаветной любви к поэзии же

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

 В один прекрасный день князю Датэ Масамунэ преподнесли подарок – прекрасно сохранившийся древний свиток со стихотворной антологией, лично составленной и переписанной знаменитым поэтом и каллиграфом тринадцатого века, Фудзивара-но Иэтака. Описать чувства князя на сей предмет я затруднюсь, свиток немедля сделался личным сокровищем, следы влияния Фудзивара-но Иэтака обнаруживали и в поэзии самого Датэ... в общем все было прекрасно, пока князь в какой-то момент не поинтересовался происхождением свитка. И тут ему объяснили, что происхождение, как оно часто бывает с сокровищами, анекдотическое. Бесценный сборник оставил в заклад в лавке какой-то ронин. Представьте себе. Датэ Масамунэ, водивший войска с четырнадцати лет, как раз представлял – видимо, в отличие от тех придворных (которые иначе бы не ляпнули такого при нем). Он вздохнул и приказал отыскать того ронина. Потому что где ж военному бездомному человеку хранить такую ценную вещь во время кампании? Не тащить же с собой в бой?
 Ронин, некто Имагава Мотомэ, на удивление, отыскался сравнительно быстро. Получил обратно свой свиток – и пять рё к нему. Чтобы впредь ценная вещь не попадала в такие двусмысленные ситуации.
 Почему? Ну право же. Любой, кто по-настоящему любит стихи, тут понял бы, как тяжело было бы владельцу этой вещи вернуться с войны и обнаружить ее отсутствие.
 Что ж, Имагава Мотомэ показал себя человеком благодарным. Он не подарил князю снова пресловутый свиток – это и правда было выше его сил. Имагава поступил к нему на службу, а поскольку был он совершенно бесстрашным солдатом и талантливым тактиком, то довольно быстро стал одним из пехотных генералов клана и весьма преуспел в этом качестве.

@темы: психоз, история, интересно, Япония, Эпоха Смут

00:29 

О пользе поэзии

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

 А это уже о Датэ Масамунэ. В одном из ранних рейдов, когда действующему лицу было не то 16, не то 17, преследуя противника, угодили в сильный туман — вокруг ничего не видно, какое-то смутное шевеление, грохот нездоровый, в общем, понятно, что противник опомнился, перегруппировался и сейчас как нападет со всех сторон... Начинается паника. А на предводителя, то есть на Датэ Масамунэ, поскольку отец его, как мы помним, был человек мирный, как раз стих нашел, в буквальном смысле слова. И он начинает там распевать про море, которое изнутри, под водой видит себя белым и не знает, что оно синее, про то, как волны режут ветер и куски одного звука разлетаются в разные стороны, чтобы никогда не встретиться, даже в ушах человека — и прочую красоту. Окружающие от этого дела как-то успокоились, в общем, стыдно бежать, куда глаза глядят, когда прямо тут так хорошо поют. А тем временем, туман то ли рассеялся, то ли они из него выехали — и оказалось, что шум — это близлежащий довольно крупный водопад, еще сильно раздувшийся по весеннему времени. Ну а догнать, кого надо, они конечно, догнали. Тем более — вдохновение.

@темы: интересно, Эпоха Смут, история, Япония, психоз

22:57 

Баллада об уважении к чувствам

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

 Нужно сказать, что семейство Датэ было вполне почтенное семейство, но периодически на них находило и тогда внутри клана происходили дела, достойные кисти даже не Шекспира, а, скажем, Босха, с отравлениями, инцестицидом и непременным братоубийством. Если же в конфликт вмешивалась еще и политика, то результатом могла стать «именная» — то есть получившая имя собственное — распря на несколько лет, с применением всех видов тяжелого вооружения, или не менее длительное и скандальное судебное следствие. В общем, литература и особенно театр от отсутствия макабрических сюжетов с данного направления не страдали. См., например, zajcev-ushastyj.livejournal.com/324622.html

 В промежутках же между мероприятиями в клане ценились – по понятным причинам – люди чуткие и деликатные, склонные действовать взвешенно. Образцом такого подхода считался, например, отец героя предыдущего эпизода Датэ Терумунэ, человек настолько тихий и мирный, что даже собственного отца умудрился сместить, никого, кажется, не зарезав в процессе, что, согласитесь, вызывает уважение – особенно если учитывать, что у этого отца с дедом Терумунэ дело дошло до гражданской войны. А вот как выглядела деликатность в его исполнении.

 Дошло до него, что один из вассалов, некто Мунетоки, задумал недоброе, то есть совсем недоброе, то есть желает господина просто-напросто убить. Нехорошо. Однако, расследовать вассала тоже нехорошо. Во-первых, если окажешься неправ, обидишь хорошего человека (а возможно и идею ему подашь). Во-вторых, даже если и окажешься прав, как-то оно неудобно и неловко, соотношение сил разное – и вообще беспокойство сверху вниз уважения у окружающих не вызывает. В-третьих, вообще нехорошо, если прочие вассалы подумают, что ты за ними все время следишь и подозреваешь. Отсутствие доверия, если и порождает что, то разве что дальнейшее отсутствие доверия, что в наших суровых условиях ни к чему полезному не ведет. Но делать что-то нужно. А что? Советники и князь посовещались и решили: а вот есть тут у нас такой сильный и лояльный соседний вассал – Катакура (*). А не сосватать ли нам его сына и дочь предполагаемого мятежника? Брак логичный, выгодный, подозрений не вызовет, стороны довольны будут. И если там что-то на самом деле готовится, то новая родня о том узнает непременно. А уж как она на то отреагирует, и гадать не надо. Так и сделали. Одна беда, молодой человек взял и в жену влюбился, а потому стал тестю помогать во всем. Но когда уж дело дошло почти до самой резни, своего отца все же предупредил, пожалел. Тот поднял тревогу, поднял войска, заговор пошел прахом, заговорщики остались без голов, а несчастному молодому человеку – по разным источникам – не то позволили зарезаться, так сказать, без потери статуса, не то вовсе отпустили из уважения к отцу и довольства общим результатом интриги. И никаких зряшных подозрений.

 (*) судя по всему, либо источник, который пересказывает Мэрриуэзер (собственно, излагающий эту историю), либо уж сам Мэрриуэзер путают отца и сына Катакура, Кагенагу и Кагецуну – потому что дают верному вассалу имя младшего, а тот в то время был пажом при дворе Терумунэ и своих взрослых детей у него, ясное дело, не было, биология не позволяла.

@темы: психоз, история, интересно, Япония, Эпоха Смут

07:05 

Интересное мнение

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

 В начале 18 века Араи Ёгоро (литературный псевдоним — Хакусеки) написал и опубликовал книгу, рассматривавшую японские традиции с крайне рационалистических позиций и, в числе прочего, постулировавшую, что императорский дом ну никак не может иметь божественное происхождение, поскольку, во-первых, боги - продукт человеческого суеверия (n аргументов), а во-вторых, существуй они, их природа была бы столь отлична от человеческой, что как ни крути, а шансов получить плодовитое потомство выходило бы столько же, сколько у человека и его отражения в пруду (n+m аргументов).
 Добавим, что вышеупомянутый Араи был ронином и отставным министром, не пользовавшимся расположением нового сёгуна (Токугавы Ёшимунэ).
 Как вы думаете, что с ним стало?
 Ответ — а ничего. Получил высочайшую благодарность за честно высказанное и доказательно изложенное интересное мнение.

@темы: психоз, история, интересно, Япония, Эпоха Смут

19:08 

Баллада о птичкиных глазках

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:
Посвящается Наве, как успешному провокатору.

 Вводная. Место действия - Япония. Время действия — 1591 год. За год до того в стране к общему удивлению внезапно кончилась эпоха воюющих провинций. Хашиба Хидеёши, к тому времени уже сменивший фамилию на Тоётоми, великий министр и регент при императоре, а исходно — не то крестьянин, не то совсем мелкий самурай-ашигару — взял крепость Одавара и на том увоевал всю страну.
 Самый север, впрочем, остался несколько неувоеван — поскольку тамошний князь, за шесть лет до того (на момент Одавара ему было 23) вломившийся во всеяпонскую политику со всей грацией и тактом невовремя разбуженного Герцена, посмотрел-посмотрел — да и решил мирно присоединиться к победителю, а Хидеёши, не испытывавший особого желания там воевать, особенно с этим конкретным невменяемым противником, ему это позволил.
 В общем, они и есть главные действующие лицы: господин неизвестно кто правитель страны, Тоётоми Хидеёши, по прозвищу Обезьянка, и господин хозяин севера, Датэ Масамунэ, Одноглазый Дракон.
 Положение сторон на год спустя после договора выглядят примерно так "не могу поверить, что я его мог убить и не убил, ну что уж теперь, будем делать вид, что так оно и было задумано" с обеих сторон. То есть сочетание крепкой (и вполне оправданной) паранойи и нежелания усугублять, потому что только ж начни — и где оно закончится?
 И вот тут начинается собственно история. Дело в том, что Хидеёши был практичен. А потому, заключая соглашения, решительно отказывался полагаться на добрую волю противной стороны. А поскольку новый... вассалосоюзник был человеком очень серьезным и не очень предсказуемым, то и меры следовало принимать основательные. Так что, распределяя земли, Хидеёши пристроил Датэ в соседи одного из лучших своих генералов – Гамо Уджисато. Ну и земли ему даровал вдоволь, чтобы тот не испытывал нехватки в ресурсах. Ходил, надо сказать, слух, что Хидеёши оного Уджисато сам крепко побаивался и не очень ему доверял — так что, видимо, надеялся, что стороны друг друга уж как-нибудь займут. Надолго.
 А в 91 поступает от Гамо в ставку донос — мол, Датэ Масамунэ под него, Гамо, копает с целью, естественно, расширения территории. Вассалов переманивает и подстрекает. Вопреки распоряжениям господина регента, который, как все мы помним, сказал, что у нас в стране мир. Мир у нас. А не что-нибудь.
 Надо сказать, обвинение сидело как родное — потому что это у семейки Датэ любимый номер был: переманить у соседа кого-то ключевого, вызвать переполох, сосед на ослушника-переметчика пойдет с карательной операцией, ослушник попросит помощи, помощь явится мгновенно и тут наступит ам всего, то есть, не только ослушника, но и соседа, а также всех, кто с соседом рядом стоял и сбежать не догадался. Аккуратненько так, в одну кампанию. В идеале — вообще за пару дней (были прецеденты). И в людях дешево. И инфраструктура почти не страдает.
 Так что звучало убедительно.
 Но Япония — страна, в которой сложно сохранить секрет (особенно, если у вас под боком живет Токугава Иэясу, состоящий в активной переписке со всеми на свете). Так что Датэ о доносе узнал почти мгновенно, а узнав, добрался до Киото не то за девять дней, не то вовсе за неделю — что с учетом расстояния и принадлежности межлежащих территорий несколько поражает воображение.
 Приехал и был почти сразу принят.
 Прием был какбыимператорски официальным, потому что Хидеёши был какбыимператорским чиновником, только он как раз тогда и решал — каким именно. Какой бы ни был, железо на такие мероприятия носить было, понятное дело, запрещено и следили за этим строго, но Масамунэ как-то умудрился протащить на себе короткий меч — а уж для какой именно надобности, теперь не установишь, потому что оружие в тот раз опять не понадобилось.
 В общем, явился и поинтересовался — а с какой, собственно, стати меня тут расследуют. А вот так и так, соседи ваши, Гамо, жалуются, что вы им отравленные лучи в форточку пускаете, то есть их вассалам письма пишете — и вот одно такое письмо, оным бесчинно соблазняемым вассалом представленное.
 Датэ пожал плечами и потребовал бумагу и письменные принадлежности. Сказать, что все это было вопиющим нарушением процедуры, значит ничего не сказать — но всем же интересно. Принесли. И Датэ тут же у всех на глазах скопировал то самое компрометирующее письмо. И показал Хидеёши оба документа. Не отличить, да? Хорошая работа. Кто-то знающий подделывал. Подделывал? Скорее всего, кто-то из секретарей. Знающий, но не совсем свой. Почерк скопирован идеально, сам бы перепутал, а вот с подписью напартачили. Это как? А так, на гражданских бумагах я в виде подписи птичку-трясогузку рисую. Вот такую. А на военных и... почти военных птичка слегка отличается - у нее глазки есть, то есть дырки для глазок. Вот и вот. Кто когда письма такого рода от меня получал — возьмите и сравните.
 Сравнивают. Так и есть. Глазки. То есть глазницы. А на компромате — нету. И так по каждому пункту.
 Хидеёши вскипел и решил, что раз так, то ему такие интриганы (бездарные) не нужны. Глазки от трясогузки они нарисовать не могут. Дракону сказал, что он свободен и вообще нехорошо вышло, а с каллиграфами-провокаторами и их сообщниками пусть поступает, как хочет. Ну тот и поступил, замок взял, территорию оттяпал, а головы действующих лиц замариновал в спирту и отослал Хидеёши - официально: в доказательство, что распоряжения достоуважаемого исполнены. А неофициально — ну мы ж тут все знаем, кто их подбил.
 А Гамо вскоре как-то неудачно пообедал, сильно заболел — и так и не оправился, умер. Впрочем, в этом как раз деле подозревали, скорее, другого хидеёшевского генерала, Ишиду Мицунари — очень уж завидовал покойному. Впрочем, Ишиду Мицунари подозревали всегда и во всем. Впрочем, часто — оправданно. В любом случае, когда дело все же дошло до войны, опасного соседа в подбрюшье у севера не было.
 А окружающим стало несколько понятнее, почему Датэ Масамунэ не только стихи пишет, но и корреспонденцию ведет собственноручно.

@темы: история, интересно, Япония, Эпоха Смут, психоз

05:19 

Вставная баллада о принципах безопасного фехтования

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

 Рассказывают, что великий ронин (*) Юи Сёсэцу не любил убивать без прямой на то необходимости, что — при его профессии учителя фехтования и стратегии, не говоря уж обо всем прочем — не могло не образовывать некоторой проблемы, потому что качественное превосходство все время приходилось доказывать делом.
 В общем, еще в бродячий свой период как-то пришел он в провинцию Кии и попросил у местного князя разрешения на поединок со знаменитым мастером-фехтовальщиком Сэкигучи Хаято. Разрешение было дано, драться должны были на мечах в присутствии оного князя. Начало было обычным — стороны стояли и смотрели друг на друга, потом схлестнулись. После первых ударов Сёсэцу отступил на несколько шагов, его противник ринулся за ним, подняв меч над головой... и вдруг опрокинулся на спину, оказавшись в полной власти Сёсэцу. Который, естественно, не стал его добивать, а просто констатировал победу.
 В суматохе первой схватки он метнул свободной рукой шпильку-когаи и приколол край хакама Сэкигучи Хаято к полу. Ну а когда тот бросился вперед, то зацепился, потерял равновесие и упал.
 Что характерно, Сэкигучи Хаято зла на такое дело не затаил (видно, понимал, что раз шпильку не заметил, мог и что посерьезней пропустить), а пригласил победителя вторым мастером к себе в школу, на что тот с удовольствием согласился  и прожил там какое-то время, изучая стиль Сэкигучи и преподавая свой, а потом убрел себе дальше, чтобы в конце концов оказаться в Эдо, потому что на сёгунскую столицу у него были свои планы.
 Славу и знания приобрел, никого не убил и даже врагов не нажил. А всего-то дела — хорошо заточить шпильку.

(*) один из трех людей в истории Японии, носивших это прозвище.

@темы: психоз, история, интересно, Япония, Эпоха Смут

09:14 

За МКАДом жизни нет

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

 Когда Хидеёши пожаловал генералу Гамо Уджисато земли Айдзу (очень богатое владение на стратегическом направлении), тот, выйдя, сел на пол в одной из приемных и застыл. Один из служителей подошел и увидел, что у генерала текут по щекам слезы.
 "Право, — сказал подошедший, — вам было оказано такое благодеяние, что действительно впору лить слезы благодарности."
 "Не в этом дело, — ответил Гамо, — если бы мне пожаловали пусть и маленькое владение, но близко к столице, я бы, возможно, со временем, совершил нечто достойное. Но теперь меня выставили в глушь, в Айдзу, всем моим надеждам пришел конец и слезы текут помимо моей воли."
 Вот поди его не отрави такого...

@темы: психоз, история, интересно, Япония, Эпоха Смут

16:48 

Филология, царица полей

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

 Год 1600, гражданская война на севере уже началась, а в центре страны войска еще не схлестнулись. Господин Ишида Мицунари, фактический лидер Западной коалиции, аккуратно подкатывается к князю Хосокава (*), тихо сидевшему в своем углу со своими рукописями, с предложением сменить сторону — естественно, из лояльности к дому Тоётоми (о более весомых причинах не будем). Предложение это изобличает основательное чувство такта и большое знание людей. Ибо если по твоей в лучшем случае неловкости у человека буквально только что погибла любимая невестка, та самая Грация Хосокава, а еще более любимый сын из-за этого ушел в штопор и начисто потерял остатки инстинкта самосохранения, ему и до того не особенно присущего... то поздно уже подкатываться. Раньше надо было. А так князь Хосокава Фуджитака сделал из ишидовских увертюр совершенно естественные выводы — что он занимает важную стратегическую позицию. Сказал "вас понял" и заперся в своем замке Танабэ с теми пятью сотнями людей, что наскреб. Осаждает замок пятнадцатитысячная армия. Взять не могут.
Причин тому несколько. Во-первых, замок Танабэ — очень хороший замок, Хосокава его для себя в порядок приводили, а они в этом деле понимали уж точно не хуже, чем в чайной церемонии. Во-вторых, шестидесятисемилетний Хосокава Фуджитака, человек из прежнего времени, начинавший еще с Ода — просто исключительно хороший солдат.
 Но ведь и осаждающие тоже не лыком шиты. Так что и хороший замок у хорошего солдата взяли бы — чуть больше народу положили бы, и взяли. Настоящая проблема в другом. Князь Хосокава больше известен в стране под именем "Юсай". Потому что он им стихи подписывает (очень хорошие) и филологические работы (классические). И половину компании у себя под стенами он в разное время учил писать стихи и выручал точным словом в трудную минуту. В общем, не хотят они его штурмовать и убивать. Совсем. Настолько, что в пушках, ведущих огонь по стенам, непонятным чудом раз через раз ядер не оказывается... (господин Мицунари, понятное дело, не озаботился проверить, что за школа стихосложения у его генералов — иррелевантная же информация).
 Читать дальше

@темы: психоз, история, интересно, Япония, Эпоха Смут

03:50 

Еще одна баллада об Иэясу, промышленной этике и воле Неба

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

 В один прекрасный день после окончания первой осады замка Осака явились как-то к Хонде Масадзуми нежданные визитеры — Датэ Масамунэ и Тода Такатора, большой специалист по строительству замков и разбору оных на молекулы. И сказали, что у них есть идея, которую хотелось бы показать специалисту по логистике и финансам, потому что не гонять же за собственными в Сэндай или на Сикоку, а Хонда, как бы, уже тут, при армии. Хонда посмотрел идею, несколько опешил, посмотрел еще раз и сказал, что с профессиональной точки зрения с идеей все в порядке, более того, с ней все прекрасно, а то, что с нею явно не в порядке — не его ума дело. А экономия выходит большая, так что он всячески готов содействовать и господину сёгуну-в-отставке эту идею представить.
 Сказано — сделано.

 Существо у идеи было простое. Поскольку совершенно очевидно, что конфликт между домами Токугава и Тоётоми неразрешим и закончится только чьей-то смертью, поскольку столь же очевидно, что декорум в этой ситуации соблюсти не удастся, собственно уже, а также поскольку в результате заключенного перемирия внешние бастионы и рвы осакского замка, где засели сторонники Тоётоми, очень удобным образом перестали существовать — то не проще ли нарушить перемирие и напасть сейчас? Вот чем есть, тем и напасть. А если кто опасается, что внутри понастроено много неизвестных укреплений, то их конечно понастроено и понастроено качественно и интересно, но неизвестными они были до начала первой осады, а за время пути господин Датэ составил — пленные-перебежчики-лазутчики — полную картину и даже макет соорудил и они с господином Тода прикинули, что тут и как штурмовать и взрывать. Наличных сил хватит. Потери будут. Но если сравнить, во что всем — и сёгуну — обойдется еще один тур того же танца со всем материальным обеспечением и, между прочим, опять-таки неизбежными потерями, потому что противник тихо сидеть не будет, то вывод напрашивается. В цифрах.

 Иэясу все это выслушал и — если верить записям дома Токугава — ответил так.
Читать дальше

@темы: Япония, Эпоха Смут, психоз, история, интересно

15:37 

Баллада об умении правильно ждать, ориентации по раю и характерных японских выводах

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

 Токугава Иэясу любил соколиную охоту. Токугава Иэясу всю жизнь любил соколиную охоту, даже когда ему еще не пожаловали фамилию Токугава. Собственно – с раннего подросткового возраста. А в этом возрасте он жил в городе под названием Сумпу, что в провинции Суруга, заложником в клане Имагава. И не очень большим было его хозяйство - так что птицы его, бывало, залетали на землю соседа, некоего Харамииши Мотоясу, а следом за птицами на чужую территорию, естественно, забирался и сам птицевладелец – прибрать своих пернатых. И, видимо, постоянные эти визиты господина Харамииши сильно допекали, потому что отзывался он о молодом заложнике как тот председатель колхоза о постоянно падающем на его голову парашютисте – и даже хуже, потому как от «осточертел этот мальчишка из Микава» Харамииши начал потихоньку переходить к «зачем ему жить на свете», ну а характер обращения с юным соседом тоже от первого пункта потихоньку съезжал в сторону второго.

 Но тут соседу исполнилось 16 и он, наконец женился, оставил жену в заложницах, а сам переехал в свое, сильно всеми объеденное, родовое владение в провинции Микава, потом Имагава Ёшимото с двадцатипятитысячной армией пошел расчищать себе дорогу на столицу и встретил в темном переулке тогда еще мало кому известного Ода Нобунага, на чем прекратил земное существование, а молодой тогда-еще-не-Иэясу не прекратил, вывернулся и вскоре заключил с Ода союз, потом было много интересных и славных историй, а уж совсем потом, то есть целых 15 лет спустя, уже Токугава уже Иэясу взял в осаду замок Такатенджин, в тот момент находившийся в руках клана Такэда. А вышеупомянутый Харамииши Мотоясу, какое-то время назад перешедший на службу к Такэда, на свое несчастье, оказался внутри. Замок вымаривали голодом, кое-кто из гарнизона и населения попытался выбраться за кольцо осады, Харамииши был в их числе. И тут ему не повезло второй раз – поймали. И в третьий раз не повезло – подвернулся под глаз самому командующему... Аааааа, говорит тот, это тот самый Харамииши, которому кусок в рот не лез, когда я в Камихара птичек своих вылетывал? Я его помню, да и он меня должен, ведь я ему, как это... осточертел и вообще напрочь жизнь отравил? Ну раз уж так он меня видеть не может, пусть зарежется здесь и сейчас и не видит.

Читать дальше

@темы: психоз, история, Япония, Эпоха Смут, интересно

11:02 

Баллада о бегающих слониках в комментариях действующих лиц

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

 Как-то в Нагое в разговоре с регентом некто похвалил Датэ Масамунэ. А у регента, видимо, накипело, потому что он взвился к потолку и с потолка сказал «Вы думаете, я слепой? Вы думаете, что я не знаю, что в этой истории с восстанием он замешан по уши и если не провоцировал сам мятеж, то уж все от него зависящее сделал, чтобы Гамо там погиб? Я его оставил в живых, потому что мне нужен его военный талант для войны с Кореей и потому, что надеюсь, что уж после этого до него дойдет, что я ему не желаю зла (*). А вы-то что его хвалите – вы на его стороне?»
 Присутствовавшие предпочли мгновенно расточиться.
 А эн лет спустя у господина дракона рискнули спросить его мнение о господине регенте и услышали, что человеком тот был безусловно выдающимся, но как-то уж очень безоговорочно верил в свои способности дрессировщика.
 Спрашивать же господина дракона, что он думает о господине Гамо, никто не считал нужным – в самом деле, человек, способный всерьез принять слегка заправленный сгустителем зимний чай за яд и даже вписать этот эпизод в семейную хронику, может быть, конечно, хорошим генералом, но с чувством юмора у него как-то не очень. И кулинарных новшеств не ценит совсем...

 (*) Уж не знаем, как там было с желанием и с представлением о зле, но случись на месте Датэ кто-то более наивный – погиб бы.

@темы: интересно, Япония, психоз, история, Эпоха Смут

From the Cradle to the Grave

главная