Записи с темой: япония (список заголовков)
13:42 

"А как там наш пролив?" часть третья, экономическая

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

 "А как там наш пролив?" или баллада о том, как королевство Сиам приобрело и потеряло алую печать
 Часть третья, экономическая
 Как мы уже писали, отношения между Японией и Сиамом стояли в те времена самые сердечные, торговый оборот рос, рос и рос, поскольку помимо оленьих шкур — стратегического сырья, между прочим — и качественного пороха Сиам мог предложить доступ к товарам из Индии и Персии. Вот сиамский рис Японию не интересовал — рис и пшеницу она сама экспортировала в те годы в таких объемах, что, например, Филиппины, просто стали зависимы от японских поставок.

 Так чего же ждал новоиспеченный король Прасат Тонг, громя Японский город? А ничего он не ждал. Была уже одна резня — при его предпредшественнике, после гвардейского мятежа. Был также интереснейший инцидент во время войны в Камбодже. Государь Сонгтам казнил некторое количество японских купцов и контрабандистов, которые возили камбоджийцам оружие и все такое прочее — и написал сёгуну Хидэтаде письмо с извинениями. Тут же получил ответ, что дело понятное, торговец — такая тварь, что всюду выгоду ищет, и если какой торговец в поисках выгоды помогает мятежникам, то оторвать ему голову и забыть, а отношениям между странами такое повредить не может.

Читать дальше

@темы: психоз, история, интересно, Япония, Эпоха Смут

00:01 

"А как там наш пролив?" часть вторая, политическая

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

 "А как там наш пролив?" или баллада о том, как королевство Сиам приобрело и потеряло алую печать
 Часть вторая, политическая
 Вернемся назад. В конце 16 века и в начале 17 Аюдхье везло с королями. Черный Принц, его брат Белый Принц, некоторое замешательство, государь Сонгтам (вот при нем-то Ямада и процвел и ему-то и был на свою беду лоялен) — а дальше вышла незадача. Государь Сонгтам, умирая, завещал престол не младшему брату, которого очень долго считали первым наследником, а старшему сыну. Пятнадцати лет.

 Конфликт с предыдущим кандидатом молодой король, впрочем, выиграл быстро и убедительно. Благодаря двум фигурам. Второй был Ямада. А первая еще интересней, ибо иностранцы, сделавшие карьеру до самого верха, в мировой истории случались, а вот такие люди, как принц Праонг Лай — явление куда более редкое. Дядя Сонгтама по материнской линии. А по отцовской — незаконный сын Белого принца. Как такое исходно оставили в живых — загадка. Помимо этого, принц всю жизнь встревал в какие-то неприятности, нарушал обычаи, ссорился — и дрался — не с теми людьми и спал с женщинами, на которых ему и смотреть-то не следовало (то есть с королевскими наложницами, например). Из тюрьмы в этой связи не вылезал. Но из тюрьмы, а не с того света. Судя по всему, спасительным фактором была совершенно несиамская компетентность Праонг Лая во всех областях, к которым он прикладывал руку, и его же совершенно непридворная честность во всем, что не касалось чужих спален (кажется, государь Сонгтам, в конце концов просто плюнул на это обстоятельство и перестал пытаться вогнать дядюшку в рамки, в чьих бы постелях его не заставали). В общем, к 28 году, к смерти Сонгтама, Праонг Лай был третьим лицом в королевстве — это было известно хорошо. А вот что он — на почве компетентности и общего интереса — чрезвычайно близко сошелся с Ямадой, не было известно почти никому, кроме покойного короля. Так что бывшего наследника подтолкнули выступить раньше, чем он собирался, а в час Ч гвардия повела себя совсем не так, как ждали...

Читать дальше

@темы: Эпоха Смут, Япония, интересно, история, психоз

12:40 

"А как там наш пролив?" часть первая, попаданческая

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

 "А как там наш пролив?" или баллада о том, как королевство Сиам приобрело и потеряло алую печать
 Часть первая, попаданческая
 Представьте себе... 1626 год. Государство Аюдхья (оно же Aютия, оно же Аюттхайя, оно же для простоты Сиам), столица — одноименный город Аюдхья, стоящий посреди реки... По свидетельствам путешественников — 400,000 домов, два с половиной миллиона населения. Допустим, свидетельства в данном случае следует делить на два. Все равно много. Заезжий португальский иезуит Антонио Кардим сидит в гостях у «капитана» японской колонии Ямады Нагамасы (никоим образом не христианина, хотя христиан в колонии — несколько сотен), пьет чай (ничего) и местное вино (жуткая гадость) и ведет застольную беседу на дикой смеси японского, португальского и латыни. О чем? Да как о чем — о чем могут говорить два цивилизованных человека, встретившихся посреди чудовищной экзотики. Падре, вы себе не представляете, они из этой реки пьют воду... и не кипятят. Падре, они воюют на слонах, на слонах падре, стотысячными армиями, в джунглях. Они не знают, куда девать людей — а мы не знаем, как приучить этих слонов не шарахаться от нашего собственного огня, но здесь никто не представляет, что можно воевать иначе, и это уже после военной реформы, до нее было хуже, но этого я не застал. Бирманцы, на наше счастье, сами такие же — поэтому мы их бьем... и бьем, и бьем, а они не кончаются. Впрочем, ну их, бирманцев, и здешний климат, и дворцовые порядки, представьте себе, я тут по должности — принц, это формальность, просто так называется... и расскажите мне, что делается дома. Падре Антонио не спрашивает, где дома, и начинает рассказывать — про Японию, про Португалию, про торговлю, про Макао и прочие жилые места. С утра он работает как голем — приводит в порядок церковные дела четырех сотен христиан колонии. В основном — беженцев и искателей удачи. Капитан веротерпим. Аюдхья веротерпима. Главный враг — Бирма — исповедует мало что тот же буддизм, так еще и ту же самую его разновидность. Христиане, мусульмане и язычники — заведомо не бирманцы и принимают их хорошо. Только воду пить не надо.
 Как оно так сложилось? Нетрудно сказать. В конце 16 века Наресуан Черный Принц (а потом король с соответствующим тронным именем) восстановил в прежнем блеске государство Аюдхья — разгромив всех, кого мог: своих мятежников, соседей-камбоджийцев (этих не только выселил, но и завоевал), а главное — смертных врагов-бирманцев (от которых тоже оторвал кусочек). Для этого ему пришлось полностью реорганизовать армию — и сделать ставку на огнестрельное оружие и «добровольческие полки», то бишь, наемные части иноземного строя, в частности, голландско-испанские (да, для такого случая и за такие деньги и вместе можно), мон... и японские.

Читать дальше

@темы: психоз, история, интересно, Япония, Эпоха Смут

11:22 

Рассказы Ляо Чжая о фехтовальщиках 2

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

 Однажды Ягю Дзюбэй (Мицуeси), известный мастер меча, находился в резиденции дайме, и его вызвал на бой на боккенах находившийся там ронин. Дзюбэй принял вызов, состоялись две схватки, и обе закончились взаимным убийством, ничьей (ай-учи). После этого Дзюбэй спросил ронина:
 "Ну, ты увидел настоящий результат поединка?"
 "Конечно — оба раза была ничья!"
 Дзюбэй повернулся к дайме и задал ему тот же вопрос.
 "Как и сказал ронин, оба раза была ничья," — ответил дайме.
 Дзюбэй с отвращением процедил, что они оба слишком неопытны, чтобы понять, каков был настоящий исход обеих схваток. Ронин разгневался и потребовал еще одного поединка, на этот раз на настоящих мечах.
 "Зачем делать глупости — ведь у тебя не две жизни?" — спросил Дзюбэй.
 Однако жаждавщий славы ронин требовал боя и Дзюбэй сдался.
 На этот раз они взяли настоящие мечи.
 Бой шел как и раньше — оба ударили одновременно, оба удара пришлись по левому плечу. С небольшой разницей — противник Дзюбэя упал и тут же умер — удар рассек ему плечо, перерубил кость и ушел вглубь сантиметров на 20. На самом Дзюбэе не было и царапины — меч его противника рассек верхнее косодэ, но не прооезал нижнего.
 "Исход боя решает растояние в сун или полсуна, — сказал Дзюбэй, — Из-за того, что вы не хотели этого признать, я впустую убил человека".

@темы: Эпоха Смут, Япония, интересно, история, психоз

21:30 

Рассказы Ляо Чжая о фехтовальщиках

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

 Однажды Цукахара Бокуден, мастер «одного удара», плыл на пароме по своим делам. А среди пассажиров попался какой-то нахал, который размахивая мечом утверждал, что он лучший фехтовальщик в стране. Народ, естественно, жмется и соглашается – куда ж денешься с парома – а Бокуден сидит себе под стеночкой и делает вид, что это он посреди цветущего луга медитирует.
Хвастун заметил, что он тут не всех еще впечатлил, и заорал, мол, эй, ты, ты что в сторонке сидишь? Разговор не нравится? Или ты вообще с мечом обращаться не умеешь.
 «Умею.» — отвечает Бокуден, не открывая глаз.
 «Да ну? А школа какая?»
 «Мутекацу-рю.» (мутекацу — «победа без приложения рук», рю — «школа»)
 «Что за бред! Не бывает такой школы! А ну-ка покажи мне, что за мутекацу-рю!»
 Тут Бокуден открыл глаза и сказал, что на пароме у них ничего не выйдет – слишком много народу вокруг. Самурай тут же потребовал пристать к берегу. Бокуден оглянулся, увидел впереди небольшой островок и попросил паромщика подгрести к нему. Когда паром подошел к острову, самурай тут же выпрыгнул на берег, вытащил свой длинный меч и встал в стойку. Бокуден спокойно отдал паромщику свои мечи и сказал:
 «Мой стиль — мутекацу-рю. Для победы мне не требуется железо.»
 Потом взял у паромщика шест и оттолкнулся от берега.
 Смог ли самурай выбраться с островка — неизвестно, но кричал он долго.

@темы: интересно, Япония, Эпоха Смут, психоз, история

13:59 

Баллада о роли склочности в истории

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

 Если бы какой-нибудь недруг святой католической веры и христианнейшего королевства Испания со всеми его щупальцами и отростками — ну, например, дьявол или дух Елизаветы Первой (что по существу одно и то же, как скажет вам любой добрый верующий) — вздумал навредить делу этой веры в Японии и погубить королевству всякие перспективы в Юго-Восточной Азии, то трудно было бы придумать для того лучший способ, нежели отправить в Японию послом Себастьяна Вискайно.
 До того, все шло практически наилучшим возможным образом. Вице-король Новой Испании желал расширить свой дипломатический ареал, сёгун жаждал торгового и технического сотрудничества. Испанцев из Манилы, потерпевших кораблекрушение у берегов Японии, прекрасно приняли и отправили дальше на специально построенном для них корабле. В общем, благодать. Каковой и пришел конец в 1611 году с прибытием миссии Вискайно.
 Ибо это Себастьян Вискайно, не мальчик, между прочим, а вполне зрелый испанский гражданин шестидесяти с лишним лет, приехав, явился на прием к сёгуну, Токугаве Хидэтаде, с огромной вооруженной свитой и развернутыми знаменами Кастилии — а сёгуна при встрече приветствовал серией поклонов (и категорически отказывался хоть в чем либо следовать японским обычаям, объясняя, что ему это невместно и званию его оскорбительно). Это он требовал от Хидэтады и Иэясу изгнания еретиков — голландцев и англичан («какая такая дружба может быть у императора не просто с ворами, но с неверными поддаными, пребывающими в состоянии мятежа против их господина, короля Испании?»). Требовал, как право имеющий — дипломатические последствия можете себе представить сами. Это он несколько раз учинял в людных местах столицы стрелковые демонстрации, пугавшие лошадей и приведшие к нескольким серьезным несчастным случаям.(*) Это он посреди дипломатического мероприятия поссорился с Вильямом Адамсом, сёгуновским консультантом и переводчиком, поссорился вплоть до обмена вызовом класса «а ну выйдем»/«лучше в нейтральные воды», что поражает воображение, ибо с Адамсом при исполнении поссориться было практически невозможно (Вискайно был не первым, кто пробовал, но единственным, кто преуспел). Это он в ответ на увертюры о взаимовыгодных сношениях со стороны одного из князей громко и прилюдно заявил буквально следующее: «Королю Испании безразлична торговля с Японией, как и прочие мирские выгоды, ибо Господь даровал ему множество королевств и владений. Единственное, что побуждает Его Христианское Величество [к контактам с Японией] — благочестивое желание, чтобы все народы получили наставление в Святой Католической Вере и были так спасены.» Тут, правда, Вискайно был не единственным... умным человеком, потому что вице-король Новой Испании, отправивший Вискайно в Японию, не имел полномочий на открытие новых торговых маршрутов и увеличение квот. Метрополия с упорством, достойным лучшего применения, пыталась направлять торговые потоки через свои порты, так что договариваться о торговле следовало непосредственно с короной. Кроме того, торговлю с Японией желали также ограничить собственные, новоиспанские монополисты. Но сказать об этом прямо (или даже обиняками) какому-то дикарскому царьку? Да вы с ума сошли. Кто он такой?
Читать дальше

@темы: психоз, история, интересно, Япония, Эпоха Смут

00:35 

Нашли друг друга

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

  Во время суеты вокруг Одавара стало известно, что господин регент, Тоётоми Хидеёши, собирается на время остановиться в одном из замков Иэясу. Иэясу, однако, на эту новость барсучьим ухом не повел. Свита к нему — как же. Господин регент так редко приезжает на северо-восток, это такой случай принять его, развлечь его, доставить ему удовольствие, показать себя...
  — Ни в каком случае. Я за этим милым человеком довольно давно наблюдаю. Он плохо обращается с сильными и равными, но неизменно милостив к тем, кто слабее. Выказывать ему богатство и силу? Зачем бы это?
  И никакого особого приема регенту не оказал. Что характерно, регент остался доволен.

@темы: Эпоха Смут, Япония, интересно, история, психоз

02:42 

Баллада о приоритетах

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

  Как-то приехал Иэясу в провинцию Суруга и узнал, что там только что закончили строить мост через реку — а людей на него не пускают, ждут, чтобы господин первым проехал. Однако, сказал себе Иэясу и тут же отослал им депешу «Мосты строят, чтобы люди могли путешествовать. Не следует им в том мешать.» Но не удержался и добавил «Однако, если многие ринутся туда сразу, мост может пострадать. Так что вы уж ходите осторожно, по одному.»

@темы: Эпоха Смут, Япония, интересно, история, психоз

14:38 

Проблемы хороших наездников

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

  (с вероятностью, легенда, но тем не менее)

 12 июля 1596 года в Фушими случилось землетрясение. Собственно, случилось оно не только там, но там — очень сильно. Так страшно, что "горы побежали прятаться", ну а новый замок господина регента, куда он только что перенес свою резиденцию, потерял значительную часть себя и обитателей. Хонда Тадакацу, знаменитый генерал Токугава, поспешил на место происшествия. Официально, чтобы проверить состояние регента и оказать помощь, в случае необходимости. Неофициально — поглядеть, не представится ли случая этого регента убить. Хидеёши был жив, цел, Хонду принял как родного и немедля затребовал его и его людей к себе в сопровождающие, пока носился по довольно большой округе, разбираясь с последствиями землетрясения и пожаров. А когда нашелся другой эскорт, сказал: "Ваш господин всем хорош, но есть у него один недостаток — рука не поднимается на доверившегося. Я подумал, что каков господин, таков и подчиненный, и не ошибся. Мелко вы мыслите, люди."
 И Хонде нечего было ответить, потому что правда же — десять раз за тот день мог убить... и не убил.

@темы: Эпоха Смут, Япония, интересно, история, психоз

13:46 

Я хороший наездник-2

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

  Однажды во владениях Токугава случился большой неурожай. Ждали голода. Кто-то из старых советников предложил немедля принять законы против престижного потребления, чтоб не тратили ресурсы зря.
 — Ни в коем случае, — ответил Иэясу, — это способ надежно вызвать голод. Наоборот, прикажите объявить, что в этот год всяк, без различия статуса, имеет право строиться так высоко и просторно, как денег и земли хватит, перестраивать существующее жилье, как, опять же, желание и средства подскажут, нанимать стольких работников, сколько может оплатить или прокормить — и вообще забыть о существовании понятия "по чину".
 Указ все поняли правильно: "сейчас или никогда" — и начали вкладываться. Пошло строительство, появилась работа, повезли товар, голода не случилось.

@темы: интересно, Япония, Эпоха Смут, психоз, история

00:52 

Я хороший наездник-1

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

  В приснопамятном 1590м, во время марша коалиции к замку Одавара, как-то выходят войска Токугава к узкой переправе. Мостик — не мостик, упоминание одно. А Токугава Иэясу же славился умением обращаться с птицами и лошадьми. Даже предполагали, что он их язык знает. Так что всем интересно — как он будет эту преграду преодолевать. А Иэясу на мостик посмотрел, спешился, коня под уздцы взял и очень осторожно перешел.
  Наблюдатели разочарованные голос подают: "у вас мол, слава такая, а вы через какой-то мостик пешком".
 Иэясу даже глаза закатил от омерзения и сказал:
 — Я потому и пользуюсь некоторой славой в этой области, что не стану попусту затруднять коня — ему еще, может, сегодня в бой меня нести.

@темы: Япония, Эпоха Смут, психоз, история, интересно

14:37 

Баллада о трех несостоявшихся кампаниях

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

 Баллада о трех несостоявшихся кампаниях, противопожарной безопасности и неприкладной кулинарии: 1616 в сплетнях и документах
 Часть третья, идиллическая
с огромной благодарностью Анне Шмыриной за перевод


 Но возможно, мы утрируем? Слухи всегда страшнее действительности, военные повести склонны к преувеличениям... На этот случай, как ни странно, есть показания самих участников.

 В 1628 году господин дракон принимал в своей эдосской резиденции очередного сёгуна-на-пенсии, того самого Токугаву Хидэтаду, к тому времени проследовавшего в отставку точно по маршруту батюшки. Поскольку, несмотря на то, что за это время многое изменилось, господин дракон изменился не очень, то угощение дорогому гостю он готовил лично. И подавал, конечно, тоже сам. Что стало причиной некоторого затруднения, поскольку обычно сёгунская еда в процессе приготовления и далее пробовалась кем положено, а вот вмешиваться в кулинарный процесс, осуществляемый непосредственно княжеской особой, служба пищевой безопасности не рискнула, а сказать господину дракону, что князьям работу повара выполнять зазорно, не рискнула тоже (и как ее не понять).
 Так что когда на сцене появился поднос с едой, особо бдительный свитский подал голос — мол, пусть хозяин сам попробует угощение. Датэ пришел в довольно сильное раздражение: это ума надо не иметь, чтобы говорить подобные нелепости, когда вы видите, что я самолично угощаю гостя. Даже и десять-то лет назад, когда о таком могла зайти речь, не было смысла подобного требовать, потому что отравление как способ, мне, японским богам ручаюсь, и во сне бы не приснилось. Если уж дошло до дела — на коня и пошел, так мыслил.
 И говорят, что Хидэтада, услышавший эту отповедь из-за бамбуковой занавесочки, прямо прослезился: мол, узнаю "дядюшку Датэ".

 Сцена эта примечательна всем. И загнанной службой безопасности, и господином драконом, который неизвестно чем больше возмутился — тем, что его записали в отравители, тем, что его записали в глупые отравители, или тем, что кто-то посмел усомниться в его кулинарных способностях. И господином драконом же в амплуа "а коварные интриги — это все не про меня", будто не играл он в эти игры с лучшими и не выигрывал. И, конечно, Хидэтадой в роли царственного "племянника" со слезами умиления за занавеской.
Но то, что за десять лет до того Эдо и Сэндай состояли в открытом конфликте — хотя даже и тогда господин дракон не стал бы господина тогда-еще-сёгуна травить — это в 1628 году признаваемый всеми факт, о котором можно вольно упоминать в чьем угодно присутствии, никого не обидев.
 Так сказать, из первых рук.

 О причинах же, увы, можно только догадываться.

@темы: психоз, история, интересно, Япония, Эпоха Смут

00:04 

Баллада о трех несостоявшихся кампаниях

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

 Баллада о трех несостоявшихся кампаниях, противопожарной безопасности и неприкладной кулинарии: 1616 в сплетнях и документах
 Часть вторая: противовозгорательная

 А как все это выглядело со стороны севера?
 На севере столичные демарши восприняли всерьез и приготовились встречать гостей с истинно сэндайским размахом.

 Отрывок из воинской повести «Тоо роси ёва» о сэндайских планах образца 1616 с пояснениями на современном японском. (*)

 «Во второй год Гэнна [1616] после разгрома Осакского замка правительственными войсками, Сэндай оказался помехой на пути выступления правительственной конницы» [в смысле — войска вообще] {или: «стал чинить помехи этому походу», но скорее первое}.
 «Тогда господин Садаяма [Масамунэ] изволил разослать внутреннее распоряжение го-найси, в каковом повелел забрать [из основной резиденции?] женщин и детей, принадлежащих к его высокому роду» {что такое “нинсити”, неясно; может быть, имеется в виду “ситинин” — “в количестве семи человек”}, «а затем запрудить реку Сэндай-кава возле Фудзицука и выслать/поставить в Фудзицука дозоры.
 Из своего Урабаяси он повелел отправить свою конницу [войско] в Сунаоси и водрузить там своё знамя на вершине горы к югу от своего порохового склада {или склада медикаментов — зелейного, в общем} в Тэппо:. В [новом] распоряжении го-найси [где он спрашивал,] прибыло ли войско противника, он повелел в случае, если это произошло, [всем] выдвинуться в это другое место».{т.е. в ставку в Тэппо:, судя по всему}
 {Дальше идёт примечание на современном языке о том, какие именно помехи Датэ чинил правительственным войскам}:
 «Перегородил дамбой реку Сэндай-гава [ныне Натори-гава], сделал так, чтобы затопить внутреннюю часть Сэндая, и помешал продвижению войск Ставки, и в итоге загнал войска Ставки в узкое место; при этом он и контратаковал, и побуждал к выступлению толпы мятежников в тылу у войска Ставки, и пытался заставить этот тыл взбунтоваться.»
 {Дальше опять со:ро:бун.}
 «Собрал большое войско для битвы на своём рубеже [или: в своих пределах], и на случай, если, паче чаяния, он опоздает, написал и разослал следующее го-найси: «Если направите своих коней в Ёкогава, то там вам и будет самое место, — так он сказал.
А сам, на случай, если отпущенная ему доля исчерпается теперь, выбрал место, где хотел бы встретить смертный час, и решил, что это будет зал просветления в храме Дзуйгандзи».

Читать дальше

@темы: психоз, история, интересно, Япония, Эпоха Смут

22:41 

Баллада о трех несостоявшихся кампаниях

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

 Баллада о трех несостоявшихся кампаниях, противопожарной безопасности и неприкладной кулинарии: 1616 в сплетнях и документах
 Часть первая, загадочная

 В 1616 году между сёгунатом и Сэндаем пробежало чрезвычайно крупное животное неизвестной породы. За полтора года до того — первая осада Осаки, Датэ — ценнейший и любимейший союзник Токугава, его старшему сыну — ненаследному — дарят собственное владение с токугавьего плеча, то есть дают возможность основать новый владетельный род. За год до того — вторая осада Осаки, благорастворение. А в 16 — полный поворот кругом.

 Откуда мы знаем, что он наступил, и когда наступил? А просто в городе Хирадо, что на островке на западном побережье Кюсю, самого южного из больших японских островов, в Английском Доме сидит глава миссии ОИК (достопочтенной Ост-Индской Компании) Ричард Кокс и добросовестно ведет дневник.
 В дневник он записывает все торговые операции, все полученные и отправленные подарки, все взятки (потому что отчетность же), все мелкие и крупные ежедневные дела — и конечно все новости, потому что они непосредственно сказываются на финансовом положении компании.
 Пишет он на том чудовищном английском, на котором и вела документацию купеческо-пиратская эта организация. Вдобавок, в его случае, язык этот отягощен вкраплениями транслитерированных японских, португальских и невесть каких слов, периодически совокупляющихся друг с другом. Воспроизвести этот бульон в момент зарождения жизни затруднительно, поэтому представляем вам подстрочник.

 Случай первый.
Читать дальше

@темы: психоз, история, интересно, Япония, Эпоха Смут

10:05 

Баллада о воинствующем постмодернизме

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

 Баллада о воинствующем постмодернизме, подрывной генеалогии и систематическом возвращении ветра в одной отдельно взятой провинции
С благодарностью oni-fukucho за найденное стихотворение
и the usual crowd — замечательным Анне Шмыриной, Ахоторе, Наве и Химере — за экстренный перевод и потрошение

 1591 год. Его светлость Датэ Масамунэ, дракон севера двадцати четырех лет, впервые приезжает в столицу. Повод у него для приезда лучше некуда — скоропостижное обвинение в государственной измене, то самое дело о птичкиных глазках. Сказать, что расклад пахнет порохом, значит сильно преуменьшить. И естественно, господа киотские придворные не находят лучшего времени и места, чтобы попробовать на зуб северную деревенщину. А как попробовать? Состязаться с ним на его поле, естественно, никто и не думал. Играли на своем — поднесли Масамунэ цветущую ветку вишни и попросили высказаться на сей предмет. Если и правда провинциал, то скажет глупость, если не совсем неотесан и в самом деле поэт, то, скорее всего, впадет в ступор, потому что сочинить что-нибудь хорошее экспромтом о предмете, о котором пишут последнюю тысячу лет?
 Невозможная задача. В любом случае, удовольствие обеспечено.

 Что сделал Датэ?
 Датэ, будучи Датэ, ответил стихами и вот так:

Omiya bito ume nimo korizu sakura kana
 Что переводится с вариациями:

Люди столицы
сливы не помнят урок.
Сакура это. (Химера)

Столичный народ
И про сливу урока не помнит.
Сакура это. (Ахотора)

 и тем оставил господ придворных закатанными в анахронистический асфальт.
 Почему? Потому что за 500 с лишним лет до того...

Читать дальше

@темы: психоз, история, интересно, Япония, Эпоха Смут

14:14 

Настольное с выводами

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

 Диагноз по сёги (*)

 Курода Канбэй, знаменитый стратег и не менее знаменитый прохиндей и пролаза, некогда рассказывал "Я люблю играть в сёги. Регент Хидэцугу играет чуть лучше моего. Он часто приглашал меня играть с ним и, когда выигрывал, всегда спрашивал, не поддался ли я. Заставлял меня каждый раз клясться, что я не нарочно. А когда я играл с Хидеёши, который едва знал, как ходят фигуры, и конечно понимал, что я ему подыгрываю — он всякий раз искренне радовался выигрышу. Он человек незашоренный и уверенный в себе, а племянник его Хидэцугу — мелковат и со страной ему, пожалуй, не управиться."

 (*) японская разновидность шахмат, сильно ушедшая от первоисточника

 О прикладном источниковедении

 Как-то, после истории с несостоявшимся переселением господин регент позвал господина дракона играть в го. А тот не то задумался, не то пребывал в дурном настроении, не то еще что — в общем, господин регент проиграл и проиграл неприлично быстро. Господин регент, впрочем, нисколько тому не огорчился, а долго хихикал и сказал, что всегда подозревал что дело так и обстоит. Господин дракон посмотрел на него недоуменно и спросил — как обстоит, не было ничего. Как не было? Да у нас полна комната свидетелей! А вы их спросите, тех свидетелей. Свидетели, естественно, мнутся — сейчас-то регент хочет знать, а вот послезавтра факт проигрыша станет ему неприятен, и что тогда? И молчат. И вот так, заключил господин дракон, обстоит здесь с достоверностью любого события.

@темы: психоз, история, интересно, Япония, Эпоха Смут

11:26 

Баллада об идиллическом хэппи-энде

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

 Как мы уже рассказывали, по обстоятельствам на 1603 год клан Уэсуги ждет, что Токугава его сейчас придут изничтожать за излишнюю верность покойному регенту, а второй человек в клане считает жизнь на месяцы и пытается срочно и любой ценой обеспечить себе преемника.
 Проходит десять с лишним лет, утекает некоторое количество воды... Зима 14 года, войска новоявленного сёгуната Токугава осаждают Осаку, главную (и последнюю) крепость дома Тоётоми. Осада неприятная, обороняются там грамотные люди и обороняются очень хорошо (*). И в какой-то момент контингенту осаждающих удается в одной точке прорваться за внешние укрепления.  Контингент этот кто? Да войска как раз клана Уэсуги, которых хозяева Осаки особо разумным поведением в 10 лет умудрились допечь до полной смены стороны.
 Противник, естественно, контратакует, начинается свалка и топтание, Иэясу шлет подкрепления — и в какой-то момент к господину князю Уэсуги Кагэкацу и его старшему советнику и начштаба (тому самому несостоявшемуся покойнику) добирается от Иэясу гонец и говорит, мол, вы уже и так сегодня сотворили маленькое чудо, у вас потери, люди устали, выходите из боя, вас сменят.
Князь ему, недоуменно — вы, мнэээ, с кем вообще разговариваете? Вы уж извините, но у нас традиция такая, семейная, что за эти годы можно было вообще заметить. То, что мы начали, мы заканчиваем.
 И ныряет обратно в кашу. Позицию они удерживают.
 А после сражения, как это часто бывает, один из офицеров связи и наблюдателей начинает бухтеть про недостаточное рвение со стороны Уэсуги. Ну как же, недавние враги.
 На второй или третьей фразе господин сёгун-в-отставке Токугава Иэясу, чьей давней и всей стране известной нелюбви и пытались подыграть, затыкает говорящего, взлетает и из этого положения рявкает на половину лагеря, что он в принципе не желает слышать об Уэсуги дурного никогда и ни по какому поводу, во-первых, а тем более от проклятых юных идиотов, которые ни черта ни в чем не понимают и лезут тут со своим мнением, которого никто не спрашивал, не спрашивает и не будет спрашивать, во-вторых. (Как выглядит такая сцена в исполнении человека, известного своим терпением и неготовностью проявлять эмоции, можете себе представить сами.)
 Немая сцена. Занавес.
 Потом соляные столпы тихо расползаются по углам — и вернувшиеся Уэсуги узнают, что оказывается они есть и всегда были опорой престола. Нынешнего, то есть.
 Спорить они, разумеется, не стали, и так оно с тех пор и пошло...

 (*) мы об этом еще обязательно расскажем

@темы: психоз, история, интересно, Япония, Эпоха Смут

11:53 

Баллада об эпистолярных талантах

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

 Как известно, некогда Маэда Тошииэ вылечил дочку от тяжелой болезни, положив у ее изголовья особый меч, отгоняющий нечисть.

 Однако, стоило ей выйти замуж и забеременеть первым ребенком, как болезнь вернулась. Роды прошли очень тяжело, были основания беспокоиться за саму жизнь роженицы — и тут знающие люди сказали, что очень похоже, что во всем виноваты лисы. Современный врач, вероятно, грешил бы на анемию, но с другой стороны...
 Узнав о диагнозе, господин регент-в-отставке Тоётоми Хидэеши пришел в некоторое раздражение. Как так — дочь его старого друга, сестра его наложницы — и какая-то нечисть позволяет себе.
 Поэтому он сел и написал следующее письмо (до сих пор хранящееся в соответствующем храме).

"Киото, 17 марта
Кому — Инари Даймёдзин

 Владыка, имею честь уведомить вас, что одна из лисиц под вашей рукой околдовала одну из моих подданных, чем навлекла на нее и прочих множество бед. Посему я должен просить вас предпринять тщательное расследование дела, постараться отыскать причину, по которой ваша подданная повела себя столь недопустимым образом, и сообщить мне о результатах.
 Если выяснится, что у лисы не было достойной причины для ее поведения, вы должны немедля арестовать и наказать ее. Если вы проявите колебания в этом вопросе, я издам указ об истреблении всех лисиц в этой земле.
 Все прочие подробности касательно происшедшего, которые вы возможно захотите уточнить, вы можете узнать у верховного жреца, Ёшиды.

Моля о прощении за несовершенства этого письма,
имею честь быть,
вашим покорным слугой,
Хидеёши Тайко"

 Современники утверждают, что письмо возымело действие — и больше даму не беспокоили ни лисы, ни малокровие. И хорошо. А то у Тайко слово с делом не расходилось. Особенно в этом отношении.

@темы: психоз, история, интересно, Япония, Эпоха Смут

14:24 

Баллада о провале спецоперации

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

 Дневники могут вести самые неожиданные люди. Например, монахи. Например, во время войны. На дворе 1614 год, начало зимней осакской кампании, армия сёгуна-в-отставке Токугавы Иэясу и сына его, сёгуна-не-в-отставке, Токугавы Хидэтады движется на крепость, соответственно, Осака, где засели сторонники предыдущего правящего дома, Тоётоми. С намерением окончательно выселить оный дом из крепости, острова и этого света.
 А у армий бывают самые странные потребности. И вот, двух монахов, Какузана и Рётеки увлекают в ряды — работать капелланами и особо следить за семейной реликвией дома Токугава, изображением Будды Амиды, обычно называемого «Черным Амидой», поскольку от долгого окуривания изображение несколько потеряло в цвете и приобрело в копоти. При этом, монахам строго наказывают — если случится что странное, немедленно докладывать. Реликвия специфическая, некогда принадлежала самому Минамото-но Ёсицунэ и характер у нее... нелегкий.
 Какузан, как уже сказано, ведет дневник.
Читать дальше

@темы: психоз, история, интересно, Япония, Эпоха Смут

02:42 

Баллада о различиях между иезуитами и францисканцами

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято с Удела Могултая.
Пишет Antrekot:

 Как известно, присутствие «еретиков» в Японии до крайности беспокоило и раздражало иезуитскую миссию — и они разнообразными способами пытались Адамса с голландцами из страны выселить (чему сам Адамс на первых порах был бы очень рад — но не задалось). Параллельно — раз уж так вышло — они предпринимали разнообразные попытки обратить пришельцев в католицизм посредством богословских споров. И горестно отмечали, что Адамс, не будучи теологом и вообще человеком ученым, тем не менее в делах духовных разбирался неплохо, на каждый их библейский аргумент отвечал своей «неверной интерпретацией» — и упорно пребывал в заблуждении. Так оно и шло.

 А в 1614 один из монахов-францисканцев решил, что там, где не действует аргументация, нужно переходить к иным методам. Не подумайте дурного — к чудесам. И предложил Адамсу несколько чудес на выбор — дерево силой веры перенести, гору сдвинуть, по морю аки посуху пройтись... Адамс его отговаривал — мол, Господу, конечно, подвластно все и в древности чудеса бывали, да еще и не такие, но наши времена — дело иное, и если и случается что, то одно шарлатанство. Францисканец, однако, от идеи не отказался — и дело закончилось пари. Так что в назначенный день на берегу собралась толпа и францисканец с огромным деревянным крестом произнес проповедь и пошел себе в море, с намерением погулять по поверхности. Течение там сильное и подповерхностное, так что его почти сразу подхватило и поволокло — и затонул бы он начисто, несмотря на крест, если бы «еретик»-голландец, Мельхиор ван Станворт, не сообразил кидаться спасать его не вплавь, как некоторые прочие, а на лодке. Догнал, выцепил, вытащил, так что ничего серьезней простуды и пары ушибов с братом тогда не случилось. Адамсу же тот потом объяснял, что его недостаток веры подвел.  Причем не только его собственной, но и адамсовой. Если бы тот поверил и обратился — все бы получилось. Сам же Адамс по-прежнему полагал, что дело не в горчичном зерне и не в ошибочности католической доктрины, а в том, что чудес такого рода больше не бывает в принципе — это детям надо чудеса показывать, а взрослые люди постигают мир посредством наблюдения и рассудка. А рассудок и до опыта говорил, что люди по воде пешком ходить не могут, а уж после опыта он в том уверен втрое.
 Надо сказать, францисканское начальство, в отличие от Адамса, результатами опыта оказалось крайне недовольно. Проповедника быстро спровадили из Японии обратно в Манилу, где тамошний епископ тут же посадил его под арест — за подрыв авторитета и скверную манеру искушать Господа Бога.
 А среди японцев пошел слух, что у Адамса — иммунитет ко всякому колдовству. Поскольку он и сам... того-этого. И то сказать, вы вообще глаза такого цвета у живого человека видели?

@темы: психоз, история, интересно, Япония, Эпоха Смут

From the Cradle to the Grave

главная