• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
03:41 

«Моя твоя не понимать»

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято здесь.

 Как говорил Дюма, «у великих событий маленькие причины». Морская война между Англией и Испанией началась из-за жадности испанского налогового ведомства, встречной жадности и неразборчивости английского купца и непорядочности двух испанских аристократов.

 А было дело так. Филипп Второй, желая пополнить казну, ввел налог на покупку лицензии на ввоз рабов в Новый Свет. Налог был убийственный. Цены на рабов взлетели вдесятеро. Работорговцы начали выходить из дела, а колонии – задыхаться без рабочих рук. И тогда кому-то из губернаторов на побережье пришла в голову светлая идея – подключить третью сторону. И по торговым каналам зазвенело, что нужен надежный человек с контактами в Африке для занятия контрабандой. Через некоторое время звоночек дошел до торгового дома Хоукинсов. И Джон Хоукинс с небольшой флотилией пошел к берегам Сьерра Леоне. Покупать рабов он там не стал – с чего бы? – а просто ограбил португальскую работорговую факторию на весь живой товар. И привез его в Новый Свет. Вошел в гавань Санто-Доминго, наставил пушки на город – и заставил губернатора купить у него рабов по цене втрое ниже рыночной. И мирно уплыл восвояси потому что местная эскадра почему-то гонялась за слухами о голландских пиратах милях в трехстах от базы. И все довольны – кроме португальцев, конечно, ну, и рабов – но тех-то кто же станет спрашивать?

 Второй ходкой Хоукинс решил кадровые проблемы Рио дель Хача, а вот с третьей вышло нехорошо.
 Он обошел несколько островов – и у побережья Кубы угодил в ураган, снесший его с курса и сильно потрепавший его корабли. Нужно было срочно чиниться, потому что флагман «Иисус из Любека», купленный еще Генрихом VIII, взятый напрокат у короны и давно уже на самом деле отслуживший свое, вообще непонятно как держался на воде. И Хоукинс двинулся к ближайшей гавани – Сан Хуан де Уллоа. А там как раз ждали прибытия конвоя с новым вице-королем Мексики на борту. Хоукинса приняли за оный конвой – и беспрепятственно впустили. Надо отдать Хоукинсу должное – злоупотреблять доверчивостью местного начальства он не стал, а просто встал на якорь и начал чиниться – и даже расплатился с портовыми властями за материалы частью своего товара.

 И все бы хорошо, но 16 сентября к Сан Хуан де Уллоа подошел задержавшийся из-за того самого шторма испанский конвой под командой адмирала Франсиско де Луйана и действительно с вице-королем доном Мартином Эрнандесом на борту. А Хоукинс уже окопался, у него батареи на мысу стоят. Отбиться можно, тем более, что с севера шторм подходит. Но между Англией и Испанией нет войны – как посмотрит королева на неспровоцированное уничтожение испанской эскадры вместе с вице-королем?
 У испанцев картина та же – шторм близко, до других гаваней еще идти, а прорываться через хоукинсов огонь – дорогое удовольствие, да и неизвестно, получится ли. Так что стороны тихо сходятся и решают, что Хоукинс – представитель дружественной державы, зашедший в гавань по своим делам. Испанцы выдают ему соответствующий документ – и мирно проходят в гавань мимо молчащих батарей.

Читать дальше

@темы: психоз, история, инфа, Елизавета и иже с ней

05:28 

О стихах и зачистках

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято здесь.

 Ирландия, Мюнстер, 1580.

 Испанцы высаживают десант на побережье, местные вельможи поднимают восстание — в общем, все как всегда. Не как всегда то, что командующий английским экспедиционным корпусом способен найти свои уши без зеркала — так что восстание кончается достаточно быстро. Через 1,5 месяца англичане берут Смервик, захватив в плен что-то около 200 ирландцев и 600 испанских и итальянских солдат — и закрывают дело. Но прямо там же, командующего лорда Грея догоняет известие, что на юге уже дымится — и он срочно командует выступление. На месте оставляет 2 офицеров поотвественнее с приказом: ирландцев — к Святому Патрику, остальных — отконвоировать куда-нибудь в надежное место с решетками на предмет выкупа.
 После его ухода, капитаны посовещались и решили, что убивать ирландцев — дело совершенно безнадежное. Их надо или всей страной разом — или оставлять в покое, а так — это только мстителей плодить.
 А вот объяснить Его Святейшеству папе и Его Католическому Величеству, что посторонние с этих берегов живыми не возвращаются, как раз может быть полезно. Поэтому ирландских пленных (кого еще не убили) — к большому их удивлению, выставляют вон, а испанцев и итальянцев — тоже несколько обалдевших от такого оборота событий — строить в группы по 10.
 Но все-таки 600 человек — проблема с логистикой. И какой-то сержант потолковее предлагает просто связать их попарно — и в море, благо обрыв рядом. Быстро — и никакой потом возни. На что капитан постарше ответил, что если бы дело было зимой, то об этом можно было бы подумать, но тонуть летом даже в этих широтах — дело долгое и неприятное.

«И гарантии, что все утонут, — сказал капитан, демонстрируя шрамы на запястьях — памятку о незапланированном купании в хаарлемском озере, — у нас нет. А нужно, чтобы не ушел никто. Так что давайте уж руками. Поставьте дополнительных людей точить лезвия — и дело пойдет быстро.»
И действительно. Управились за каких-то 2 ч. И колонну Грея на марше догнали. Тот сначала был очень зол — из-за выкупа, но потом решил, что такой психологический эффект за деньги не купишь, и отметил обоих в реляции. Эдмунда Спенсера и Уолтера Рэли.

@темы: история, инфа, Елизавета и иже с ней, психоз

11:35 

Называется «погуляли!»

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято здесь.

 1596 г.
 Отношения между Англией и Испанией — хуже некуда. Его Католическое Величество готовит вторую армаду, что очень беспокоит англичан, потому что второй раз Господь может и не дунуть. Ну раз так — значит надо дуть самим. И королева посылает флот с приказом ловить испанцев на выходе из Кадиса и не давать продохнуть — чтобы пока они дойдут до Слюйса, где на борт должна была подняться пехота, ее уже не на что было бы грузить.
 Пришла эскадра к Кадису, но командующий армадой герцог Медина-Сидония эти игры уже в прошлый раз проходил — и из гавани ни ногой. А у тех вода кончается. Но если они часть эскадры отошлют за водой — так испанцы прорвутся и ищи их потом в открытом море.
 И сидят себе командующий Томас Ховард (эрл Эффингем) и 2 его заместителя и думают, что делать. И говорит второй зам (сэр Уолтер Рэли), что хорошая гавань Кадис и что с тех пор, как Дрейк его с наскока взял, испанцы там основательные форты построили — и всей эскадре в этом гирле не развернуться, а 5 кораблям будет в самый раз. И добавляет меланхолически первый зам (сэр Роберт Деверо, эрл Эссекс), что если транспорты подойдут во-он к тому мысу, то вон там может пройти штурмовая группа и даже, пожалуй, с пушками — то есть, конечно, если крепостная артиллерия часик помолчит.
 — Почему помолчит? — удивляется второй зам, — ей молчать вовсе не обязательно. Главное, чтобы она не с вами разговаривала. А вторую группу можно и в гавани высадить… И если даже мы обратно не уйдем, то в этом году армада уже никуда не отплывет, а кораблей у королевы много.
 Они, значит, говорят, а секретарь Ховарда (Донн его фамилия) все это протоколирует. Потом он запишет в дневнике, что «адмирал Эффингем и тут проявил знаменитую свою обстоятельность и осторожность — прежде чем согласиться, он думал целых полчаса.»
 Так что второй зам пошел обратно на свое «Злорадство» и еще с 4 фрегатами своей же постройки атаковал форты. Перед атакой он отдал приказ на каждый испанский залп отвечать только и исключительно сигналом трубы. Никакой стрельбы. Покружились перед фортами, разъясняя течения, подождали правильного ветра — и пошли.
Читать дальше

@темы: инфа, Елизавета и иже с ней, история, психоз

00:30 

Размеры космических тел

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
Очень красивое видео.
Смотреть

@темы: фантастика, психоз, красота, инфа

04:29 

La Comtesse de Salisbury

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
И такое тоже бывает, да. Потерс вместо Пуатье, Салисбюри вместо Солсбери...

@темы: юмор, психоз

06:49 

Дела сердечные и служебные

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято здесь.

 Как говориться в пословице «от любви до ненависти один шаг». Всю силу данного утверждения было дано испытать Рэли. Все дело в том, что его давняя возлюбленная — фрейлина королевы Елизаветы Трокмортон, дочь некогда видного дипломата, — ждала от него ребенка, и сэр Уолтер, разумеется, женился на ней. Тайно, конечно, поскольку он слишком хорошо представлял, чем грозит ему подобный поступок. Оставив молодую жену на сносях в поместье Шерборн, Рэли поспешно сел на корабль и отплыл к американскому побережью. Гнев королевы, узнавшей об измене фаворита, был страшен. В 1592 году Елизавете было уже почти 60, старела она тяжело, и ей мучительно не хотелось расставаться с репутацией обворожительной женщины, у которой нет соперниц. К тому же она всегда рассматривала своих фрейлин как неприкосновенных весталок, а своих фаворитов как личную собственность. Негодяйке Трокмортон было велено больше никогда не показываться на глаза государыне. Когда же Елизавета выяснила, что вероломный Рэли покинул страну без ее ведома, за ним тотчас выслали вдогонку корабль с высочайшим приказом: немедленно вернуться. Как только сэр Уолтер ступил на английскую землю, его арестовали и отправили в Тауэр. Зная нрав английской владычицы, можно было бы ожидать самого худшего. Но Рэли на этот раз спас случай да известная скаредность королевы.

 Флотилия Рэли, никогда не брезговшая «промыслом» в «больших водах», захватила редкую добычу – испанское судно «Матерь Божья» (ведь нашли ж таки кого-то, черти!). На борту корабля находилось 15 тонн черного дерева и 537 тонн специй (перец, гвоздика, корица, ваниль, мускатный орех), а также ткани, шелка, янтарь, золото и серебро. По дороге английские моряки, естественно, не удержались и изрядно опустошили запасы. В дартмутском порту тоже не обошлось без мародерства. Государственный секретарь Роберт Сесил, к своему ужасу, получил донесение, из которого следовало, что королевская доля таким образом оказалась заниженной больше, чем вдвое, и равнялась каким-нибудь 10 000 фунтов. В отчаянии Сесил уговорил Елизавету отпустить Рэли в Дартмут: кроме тауэрского пленника никто не мог справиться с потерявшими голову моряками, он единственный, кто пользовался у них непререкаемым авторитетом.
 Освобожденный Рэли с облегчением поспешил в Дартмут. Результат его «разборки» превзошел все ожидания: он сумел вернуть королеве 80 000 фунтов! Злопамятная Елизавета, надо отдать ей должное, любезно позволила бывшему фавориту в тюрьму не возвращаться, однако на глаза к себе пускать также отказалась. Сами понимаете, заслуги заслугами…

@темы: Елизавета и иже с ней, инфа, история, психоз

05:07 

Сыграем?

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Взято здесь.

 Декан собора Св. Павла Гарри Коул, которого вечно мотало из католицизма в протестантизм, в зависимости от того, кто сидел на троне, в 1558 году был, естественно, католиком. В том же самом году он получил от королевы полномочия извести в Ирландии реформатов. И убыл по месту назначения. По дороге он остановился на ночь в Честере, у тамошнего мэра. И, будучи Коулом, не удержался, чтобы не помахать под носом у мэра шкатулкой с полномочиями «Вот чем я буду бичевать протестантов Ирландии.» Все это видела жена мэра, родом из Дублина. Так что она озаботилась тем, чтобы вслать накормить и в стол упоить опасного гостя. А когда гость пришел в слегка туманное состояние, она открыла шкатулку, вытащила бумаги и положила внутрь первый попавшийся предмет — набор дорогих игральных карт.
 Коул, по прибытии в Ирландию, явился прямо на заседание тамошнего Тайного Совета и объявил о своем деле лорду-наместнику. Тот открыл шкатулку — и обнаружил там колоду карт итальянской ручной работы. Сверху лежал валет. «Привезите нам что-то более убедительное. — сказал наместник, — А мы пока сыграем партию-другую.»
 Пришлось Коулу возвращаться за новыми полномочиями. Но пока он доехал обратно, пока получил бумагу, королева Мария возьми, и умри.
 А Елизавета, естественно, его полномочия возобновлять не стала, но в произошедшем разобралась — и пожаловала жене мэра пожизненную пенсию, заявив, что это один из редких случаев, когда карточная колода была употреблена на доброе дело.

@темы: психоз, история, инфа, Елизавета и иже с ней

10:42 

Дочь дроу

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Очень интересно читать, как более-менее адекватные авторы пытаются привести в порядок то, что Роберт Сальваторе описывал, руководствуясь логикой «как бы Дриззту побольше пострадать». А потом оказывается, что и массовых убийств мужей-консортов Ллось не одобряет, и массовую резню резко осудила, и подданных старается отвлечь от грызни погоней за мифическим артефактом, и вообще, в других городах Подземья живут совсем не так. А все, что описано Сальваторе с точки зрения «ужасного общества, из которого надо бежать», на самом-то деле есть проблемы, которые нужно решать в срочном порядке. А иначе Мензоберранзан рискует наконец загнуться. И таки да, вот в это начинаешь верить, не задаваясь при этом вопросом «как они там живут-то вообще столько лет?»
 Собственно, это я все к чему? Трудно пытаться привести к более-менее приемлемой логике то, что до тебя описали с точки зрения саспенса и страдашек. Поэтому Элейн Каннингем, с моей точки зрения, автор действительно талантливый. У нее даже славяно-скандинавская клюква получилась более-менее читабельной.

@темы: фэнтези, размышления, психоз

01:40 

Blind Guardian — Beyond The Red Mirror

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
14:22 

Поиск

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Кнопочка для поиска по дневнику. А то Яндекс-поиск по блогам в последнее время вообще отказался работать.

@темы: психоз, настроенческое

00:53 

Все заставки Звездного Пути.

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
00:59 

Постигровое

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
 Немертвая канадская собака.
Напряженная мелодия.

@темы: фэнтези, психоз, игровое

15:54 

Киборги с ФБ

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.

Лежит здесь.

@темы: тесты-с, психоз

03:03 

Ray Parker Jr. - Ghostbusters

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
09:25 

«Мирный советский трактор» акт 2

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
  (Для тех, кто не понял акт №1). Взято здесь.

  В ноябре 1585 пять кораблей Левантийской компании — «Мерчант Роял», «Тоби», «Эдвард Бонадвенчер», «Вильям и Джон» (да, да, вы правильно поняли, пропущенная фамилия обоих — Хоукинс) и «Сюзан» — вышли из Лондона по обычным торговым делам, направляясь в Средиземное море. Уже на траверзе Сицилии они узнали, что испанская кампания по приобретению плавсредств (см. «Мирный советский трактор») более не ограничивается собственно испанскими портами и распространилась на все воды, куда добирается галерный флот. Обстоятельство это капитанов огорчило — но не поворачивать же обратно. Тем более, что обратно все равно идти через тот же самый Гибралтар. Поэтому корабли разделились и пошли в предписанные порты, назначив точкой рандеву остров Занте у побережья Мореи. Торговля шла споро, ветра благоприятствовали, все пять кораблей в условленное время собрались у Занте — чтобы узнать от местных жителей, что их присутствие в бассейне не прошло незамеченным.
  Греки сообщили, что у Геркулесовых Столбов левантийцев ждет эскадра из 30 галер, а еще 20 под командованием Дориа и де Лейва рыщут по бассейну в их поисках.
  Ну что поделаешь… Торговля занятие такое.
  Привели корабли в приличный вид. Обговорили порядок движения колонн. Выбрали адмиралом Эдварда Вилкинсона — капитана «Мерчант Роял». И пошли себе.
  И 13 июля на траверзе Панталареи налетели на эскадру де Лейвы — 11 галер и 2 фрегата (*). Англичане остановились, показали цвета и поинтересовались у подошедшего фрегата, а почему это их, мирных купцов, так встречают посреди моря? В ответ последовало требование капитанам и представителям компании немедленно отправиться к де Лейве, ибо их долг — исполнять приказания испанской короны. В противном случае, сами понимаете. Вилкинсон, естественно, ответил, что никакого долга перед испанской короной у Левантийской компании нет, а потому дайте нам следовать нашим курсом, всем спокойнее будет. Воду в ступе толкли довольно долго. В конце концов, Педро де Лейва понял, что ему просто морочат голову — и приказал трубить атаку, полагая, что двукратного численного преимущества ему хватит за глаза.
  Это с его стороны было ошибкой. Левантийская компания отличалась паранойей даже по английским меркам — и уделяла исключительное внимание различным дипломатическим приспособлениям, а также подготовке личного состава. Корабли компании отличались от боевых несколько меньшей маневренностью и несколько большей грузоподъемностью. Капитанов же компания предпочитала нанимать среди особо успешных каперов. (Впрочем, Вилкинсон выделялся даже на этом фоне и вскоре стал одним из 6 «мастеров» королевского флота.)
  В общем, не то что взять «купцов» на абордаж, но и просто подойти на расстояние прямого бортового залпа у галер — со всем их численным преимуществом — не выходило никак. После пяти часов стрельбы, галера адмирала сицилийской части эскадры, сильно клюя на правый борт, вышла из боя. За ней отвалили еще две галеры, пострадавшие слишком сильно, чтобы продолжать бой. Мальтийские продержались несколько дольше, но — тут англичане не были уверены — кажется, понесли большие потери в людях. Их артиллерийский огонь стал редким и нерегулярным и, спустя еще полчаса, они тоже отступили.
  Английские потери — двое убитых, пятеро раненых.
  Совет капитанов компании решил, что им, как людям торговым, преследовать противника невместно, тем более, что выгоды от того никакой — ну зачем им боевые галеры и как прикажете их тащить домой через Бискайский залив? Предложение продать галеры алжирскому дею было провалено четырьмя голосами против одного за сугубый идеализм оного.
  Поэтому они пошли своим курсом до Алжира, купили там провизии и свежей воды — и несколько нервно двинулись в сторону пролива. 30 все-таки не 11…
  Но тут климат в который раз решительно заявил о своем протестантизме. В проливе стоял такой туман, что, по словам Филиппа Джонса, за сорок шагов ничего нельзя было различить. Вдобавок, задул сильный восточный ветер — так что «левантийцы» просто проскочили пролив и галеры заметили их только когда те были уже милях в трех на той стороне. Галерный флот еще какое-то время гнался за ними и палил по чему ни попадя — но открытое море есть открытое море. Впрочем, 4 года спустя в том же проливе этот галерный флот уже несколько других левантийцев все-таки догнал. Больше такие попытки не предпринимались.

  (*) фрегатами тогда называли легкие быстроходные парусные суда, обычно выполнявшие курьерские или полицейские функции.

@темы: психоз, история, инфа, Елизавета и иже с ней

01:45 

Револьвер

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.

Детали
A Colt 2nd Model Dragoon Revolver - Collectors Edition
14 in.
Manufactured by Colt, numbered 60 of 125 made and distributed through the U.S. Historical Society to commemorate the 125th anniversary of the American Civil War. The original gun was used mostly by the Confederacy during the Civil War. Engraved "To Live and Die In Dixie", originally sold for $2,500. Отсюда.

@темы: психоз, красота

05:07 

«Мирный советский трактор»

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
Взято здесь.

 Май 1585 года. Испания готовится к «английскому предприятию». Министры Филиппа II объявляют, что в связи с неурожаем Испания нуждается в зерне, и предлагают за зерно высокую цену в золоте или товарах. Одновременно, именем короля отдан приказ задерживать и конфисковывать на нужды флота все приходящие зерновозы, а особенно голландские, зеландские, немецкие и английские суда, поскольку эти «провинции находятся в состоянии мятежа против моей особы».
 И 25 мая жадность принесла в порт Бильбао английский 150-тонный транспорт «Примроз» (Примула). Сгрузили образцы и скоропортящийся товар и отошли себе на рейд.
 А 26 подходит к ним пинасса, а там коррехидор Бильбао и еще шестеро, назвавшиеся бискайскими купцами. Капитан Фостер их принимает с пирогами и пивом, пинасса уходит, оставив троих на борту, пиво идет хорошо, начинается медленный вежливый разговор о погоде и зерне… и тут под борт подваливают лодки и еще одна пинасса. И все бискайские купцы, и все хотят на борт. Фостер, у которого с самого коррехидора нехорошие предчувствия, велит ответить, что он уже ведет беседу с рядом местных джентльменов и в порядке живой очереди, пожалуйста. Неудовлетворенные купцы, числом около сотни, достают аркебузы, всяекое острое железо и абордажные крючья и очень решительно лезут защищать свои торговые права. А господа собеседники приставляют Фостеру ножик к горлу. И тут является коррехидор со словами «Сопротивление бесполезно, вы конфискованы.»
 То есть, все по королевскому плану. (Столь странный способ захвата объяснялся нежеланием даже случайно продырявить полезный горшочек.)
 А дальше начинаются отступления. Потому что английские торговцы в смысле вооружения и отношения к окружающей среде от английских же ловцов трески не отличались совершенно ничем. Поэтому лезущих на борт испанцев встретили, как выразился Хаклют, «заранее заготовленным угощением». В общем, подготовленные к стрельбе кулеврины возникли как из-под дна морского, свои острые предметы тоже обнаружились в великом множестве, и дело повернулось так, что испанцы в капитанской каюте начали наседать на Фостера, чтобы он приказал своим людям прекратить сопротивление.
 «Да вы что, с ума сошли?- удивился капитан торгового флота.- Они груз защищают. Нечего было загонять нас в угол.»
 В общем, в течение получаса команда — 28 человек — очистила судно от посторонних. А потом частично приняла их обратно — лодки рванули обратно к берегу, не подобрав всех (что вполне понятно, потому как, помимо всякой мелочи, мирный зерновоз нес 10 штук пушек) — так что англичане еще и выловили полдюжины испанских раненых, какие были поближе.
 И «Примроз» рванула из гавани, не дожидась третьего визита.
 Уже в открытом море обнаружилось, что одним из подобранных раненых оказался коррехидор. У которого несколько удивленный Фостер со свежей царапиной на горле и поинтересовался, а что это, собственно, было.
 Коррехидор заявил, что был это захват. По высочайшему повелению. И продемонстрировал повеление. После чего Фостер забыл про груз и все на свете и приказал идти домой. Потому что в приказе черным по желтому было написано, что корабли и их съедобный груз нужны для большого флота, собираемого в Лиссабоне.
 «Примроз» пришла в Лондон 8 июня. Документы с носителями быстро попали куда надо. И Филипп II очень бы обрадовался результатам. Потому что там, где надо, то есть и в ведомстве Уолсингема, и в Тайном Совете, бильбаосское дело сочли испанской провокацией и методом дипломатического давления. Потому что мерили по себе. И совершенно не могли себе представить такого дела, чтобы у них в их собственном порту был отдан приказ захватить некое судно, и это судно не захватили бы.
 И только через три недели выяснилось, что история была настоящая.

@темы: психоз, история, инфа, Елизавета и иже с ней

02:02 

Еще веера

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.

Painted in watercolour on vellum, with carved mother-of-pearl sticks and guards, decorated with gilt and silver foil, marcasite and paste. France. 1760-1770. Отсюда.

An Antique Hand Decorated Fan With Louis XIV High Society Life Scenes in Custom Made Presentation Case, ca. 19th Century
10 ½ x 20 in., overall 14 x 22 ⅞ x 2 ⅛ in.
Chromolithograph on paper with hand enhanced details, carved reticulated bone sticks with silver and gilt design, with a small gilt metal mirror on the front stick. Depicting five scenes of aristocrats in Louis XV garments. Rectangular carved gilt wood shadow box lined with powder blue felt and gilt beaded moulding. Paper label attached on verso "Haley & Steele, Art Dealers, 91 Newbury St., Boston, Mass.". Wire hanger attached on the back. Отсюда.

@темы: психоз, красота

10:18 

Веера из коллекции королевы Виктории

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
Оригинал взят у b_a_n_s_h_e_e в Веера из Королевской коллекции

Несколько вееров, принадлежавших королеве Виктории.

Подарок принца Альберта королеве Виктории на день рождения в 1858 году. Представляю, как ей понравилось, ведь стиль совершенно ее.


Еще

@темы: история, красота, психоз

00:26 

Юридический бублик с отступлениями

Только сизый дым тянулся через офис опустевший, и играл финальный ветер подвесными потолками.
Взято здесь.

 История первая

 Как известно, при короле Иакове I сэра Уолтера Рэли обвинили в государственной измене. Как известно, прокурором на процессе был сэр Эдвард Кок. Как известно, обвиняемый прокурора и судей стер в порошок — под конец процесса на Кока трибуны шикали. Что не особенно известно, это кое-какие юридические подробности.
 Вещественных доказательств в деле не было. Повторяю, не было. Что вполне естественно, поскольку Иаков обвинил Рэли в заговоре в пользу Испании… что сильно затрудняло работу обвинения. Ибо сфабрикуй оно хоть что-нибудь убедительное, Его Католическое Величество вынужден был бы отреагировать… а Иаков как раз пытался наладить отношения и скандал по этой линии ему не требовался. Так что это был такой загадочный заговор в пользу Испании, о котором Испания знать не знала.
 Против Рэли были показания одного свидетеля. Лорда Кобэма, хранителя Пяти Портов. Соучастника, так сказать. Показания свои Кобэм менял трижды. Да, еще в процессе он от них успел полностью отказаться.
 Ну и соответственно, Рэли на суде утверждал, что у обвинения попросту нет дела. Потому что по статуту короля Эдуарда о государственной измене никого нельзя признать изменником без показаний двух свидетелей. А тут и одного-то не соберешь. И вообще, предъявите его мне и присяжным. Послушаем.
 Нет, хором кричат прокурор и судьи. Есть у нас статут, по которому можно только одного свидетеля — и письменные показания.
 — Какой-какой? — Интересуется сэр Уолтер, вообще-то некогда получивший диплом юриста.
 А Филиппа и Марии, где сказано, что в делах об измене не нужны дополнительные свидетели… и тут граждане понимают, что они сказали — и что ссылаются они на те самые законы, из-за которых Мария — «Кровавая». А публика-то слушает. А подсудимый добавляет масла в огонь, что, мол, меня тут судят по законам страны или по законам Инквизиции? (Тут сэр Уолтер был неправ, данный подход и с точки зрения Инквизиции был сущим беззаконием, но простим ему некоторую предвзятость в этом вопросе.)
 И дальше он их в то, чей это закон и для чего его ввели, макал всю дорогу.
 В общем… некрасиво вышло.

 Но это все предисловие. А само слово опять короткое. Сэр Эдвард Кок из генерального прокурора стал судьей, рассорился со Стюартами вхлам — а в процессе написал без всяких оговорок великий труд по теории и практике права. На «Институциях» Кока очень многое в современной юриспруденции стоит. Так вот. Третий том «Институций». Секция, посвященная государственной измене. Где сэр Эдвард Кок утверждает — очень жестко и совершенно однозначно — что для того, чтобы суд мог квалифицировать нечто как измену, обвиняемый должен совершить «конкретное действие» (умысла и сговора недостаточно) — и это должно подтверждаться показаниями 2 свидетелей, как положено по статуту короля Эдуарда 6-го. Точка.
 Да. Третий том «Институций» был издан посмертно.

 История вторая, закольцованная или ни одно доброе дело…

 История третья: дырка от юридического бублика

@темы: психоз, история, инфа, Елизавета и иже с ней

From the Cradle to the Grave

главная